А зачем это сняли? И кому это нужно? Полный провал бывшего советского режиссера.

Выдающийся советский режиссер Глеб Панфилов в постсоветское время, с 1991 по 2021 гг., снял за 30 лет четыре фильма — совершенно елейный «Романовы. Венценосная семья», экранизацию пьесы А.Н. Островского «Без вины виноватые», и две картины по произведениям А.И. Солженицына. Одна из них — экранизация романа «В круге первом», которая вся пронизана, с учетом «общечеловеческих ценностей», симпатией к изменнику Родины, советскому дипломату Володину, выдавшему американцам нашу советскую агентуру в США, занимавшуюся «атомным» шпионажем. И второй фильм — это экранизация знаменитого рассказа «Один день Ивана Денисовича».

Мы уже писали о двух замечательных советских фильмах Глеба Панфилова — «В огне брода нет». и » Прошу слова».


Святая душа. Дура или чудо. Мэр г.Златограда, как одна из последних подвижниц коммунизма.
Старое кино от Хозяина тайги15 октября 2020

А зачем Панфилов смеется на святым человеком? Елизавета Уварова на работе и дома.ч.2
Старое кино от Хозяина тайги15 октября 2020

Не каждая кухарка может управлять государством. Что же нам хотел сказать Глеб Панфилов? ч.3
Старое кино от Хозяина тайги15 октября 2020

Когда-то Панфилов снимал очень талантливые советские фильмы на остроактуальные для того времени темы. Но вот пришло время свободы и демократии, и, наверное, режиссер не увидел в нем никаких остроактуальных тем, и переключился на темы «кровавого сталинского прошлого» нашей страны.

Экранизация рассказа А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» готовилась Панфиловым к 75-ти летию Победы в Великой Отечественной войне, к 9 мая 2020 г. Но у кого-то хватило ума не выпустить этот фильм именно к этой дате. А вышел он на большой экран в сентябре 2021 г.

Бюджетных средств на производство фильма было затрачено 170 млн. рублей, сборы в кинотеатрах дали 95 тыс. долларов. В советское время Киру Муратову за провал в прокате 1971 г. фильма «Долгие проводы» дисквалифицировали, как режиссера, и семь лет не допускали к постановкам кинокартин, она работала библиотекарем на киностудии.

И вот возникает вопрос — а для кого сейчас снимают свои фильмы на бюджетные средства эти » мастера культуры». На кого рассчитан этот их неликвид?

Фильм называется «Иван Денисович«. К рассказу Солженицына он имеет весьма отдаленное отношение. Сам рассказ — это факт не только культурной, но и политической жизни Советского Союза начала 60-х годов. Самый, что ни на есть эталонный образец социалистического реализма, попал в нужное время и в нужное место. Никому неизвестный учитель физики из Рязани прислал весной 1962 г. свой рассказ «Щ-854» в журнал «Новый мир». И этот рассказ новизной своей темы — зарисовки лагерного быта в одном из особых лагерей ГУЛАГа в 1951 году, очень понравился главному редактору «Нового мира» А. Твардовскому.

Но, чтобы опубликовать его, нужно было разрешение главной инстанции. И Твардовский отправил рассказ Н.С. Хрущеву. И тому рассказ тоже очень понравился. Именно как обличение лагерных ужасов «мрачных сталинских времен». Одно дело читать про это докладные записки, и другое прочитать в художественном изложении. В стране полным ходом шла очередная, очень мощная волна «антисталинских» разоблачений, импульс которой в октябре 1961 г. дал XXII съезд КПСС. Тело Сталина убрали из самого святого советского захоронения — «Мавзолея В.И.Ленина», стали выходить одни за другим мемуары жертв репрессий. Но вот в художественной литературе «Один день Ивана Денисовича» оказался самым талантливым на то время произведением.

Рассказ опубликовали в ноябрьском, 1962 г., номере «Нового мира». В это время в Кремле проходил очередной Пленум ЦК КПСС, и по распоряжению Хрущева каждому участнику Пленума вместе с красной книжкой партийных материалов раздали голубоватые экземпляры 11 номера «Нового мира». Хрущев очень активно добивался присуждения Солженицыну за этот рассказ Ленинской премии по литературе за 1964 г. Но Комитет по Ленинским премиям в области литературы и искусства во главе с поэтом Н. Тихоновым встал на смерть. Кандидатура Солженицына не прошла. Ленинскую премию в области литературы получили журналист Василий Песков, многолетний ведущий передачи «В мире животных», за книгу очерков, и украинский писатель Олесь Гончар за роман «Тронка». Гончар, кстати был членом Президиума этого Комитета.

Ничего «антисоветского» в этом рассказе нет. Самый настоящий «соцреализм», только на очень редкую «лагерную» тему об одном дне жизни заключенного, простого русского крестьянина Ивана Денисовича Шухова. В 1942 г. он попал на несколько дней в плен к немцам, бежал, но потом был осужден военным трибуналом, как немецкий шпион.

От рассказа Солженицына в фильме Глеба Панфилова «Иван Денисович» остались только «имя-отчество-фамилия» главного героя и место действие — один из особых лагерей системы ГУЛАГ. По всей стране было 7 таких лагерей. В них содержались только осужденные изменники Родины, шпионы. диверсанты, участники вооруженных националистических формирований, еще живые участники правой, левой, право-левой партийной оппозиции и пр.

Начинается фильм с почти рождественской картинки.

Посреди заснеженной поляны зимнего леса яркими веселыми огоньками светится какой-то сказочный поселок. И к нему приближается чья-то человеческая фигурка. Закадровый голос Леонида Ярмольника сообщает нам, что

Ночь превращала это в праздничный, ночной сюрприз для непосвященных. Таких, как пассажиры самолетов, летящих на Запад северным маршрутом в Хельсинки или Ленинград. Но у нас другой маршрут.

И весь этот сказочный поселок — особый лагерь, где отбывает свои 10 лет бывший командир противотанкового орудия, бывший сержант Красной Армии Иван Денисович Шухов. Ему до отбытия срока осталось 10 дней.

Как то сразу возникает примитивная ассоциация — а ведь это Панфилов намекает, что СССР это только издали и для непосвященных, такой сказочный поселок, залитый веселыми огоньками. А на самом деле — это просто особый лагерь, где все сидят. И заключенные, и охранники.

Первые тридцать минут нам рассказывают военную историю Ивана Денисовича. Играет его Филипп Янковский.

Так как у Янковского на лбу не то, что 10 классов, а и пара вузов — Школа-студия МХАТ и ВГИК нарисованы, то Панфилов, как автор сценария сделал из забитого колхозника механика МТС. Все-таки, какая-никакая, а сельская интеллигенция, уж, как минимум, техникум имеется. И стал Иван Денисович не простой пехотой, а сержантом, командиром противотанкового орудия. Получив на заводе орудие, он везет его в свою часть под Волоколамском. Но тут при выезде с завода его задерживает патруль и отправляет на военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 г. Не хватате техники для парада, вот и приходится всех отлавливать. Он там, на параде, Сталина с Буденным увидел, и прямо с парада на фронт.

И вот тут начинается «болливуд» в лучших традициях эпопеи Никиты Михалкова «Утомленные солнцем-2», где, кстати, Панфилов также был автором сценария. На лесной дороге Шухов со своим расчетом натыкается на немецкие танки и мотопехоту. Разворачивает новенькое орудие и сразу, как с куста, одним выстрелом, пять танков и один БТР уничтожает. Правда, шестой танк успевает стрельнуть. Пушка разбита, Шухов с другим красноармейцем контуженные попадают в плен.

В плену немцы предлагают Шухову и другим пленным или перейти на их сторону и вкусно покушать супа с венским шницелем, или пойти и разминировать своими телами дорогу. Никто шницелем не соблазнился, а все пошли по дороге, один за другим подрываясь. Подорвался и Шухов, но его только контузило во второй раз.

Вот он, дважды контуженный лежит на дороге.

Но тут он видит, что к нему приближается его семилетняя дочка, и манит к себе. Потом берет его за руку и ведет за собой по заминированной дороге. И ничего не взрывается. Как говорится, «по воде, аки посуху.»

И так Шухов, а за ним боец из его расчета, убегают от немцев. И не понятно — то ли это в результате двух контузий у Шухова такой фарт образовался, или же же чудо божественное произошло, послал Бог ему образ дочки для спасения. И как тут не вспомнить Надю Михалкову из «Утомленных солнцем-2», которую спасает морская мина, которую Надя даже целует в знак благодарности.

Вышел Шухов к своим, но не долго радовался, «кровавая гебня» тут как тут. Побили маленько, но без злости. Даже жалко особисту этих недотеп-солдатиков.

«Ничего не могу поделать, парни. И надо бы вас отпустить героев, пять танков подбивших, но вот объяснения у вас несостоятельные. Какая такая дочка вас через заминированную дорогу провела.»

И получил Шухов свою десятку. И вот уже 1951 г., и осталось ему до освобождения 10 дней.

Ничего такого в рассказе Солженицына нет. И никакой Шухов не механик. а забитый колхозник. И сидеть ему еще два года. И описан в рассказе один день его лагерной жизни, в которой главными радостями являются то, что не заболел, не попал в карцер, повезло получить лишнюю порцию обеда, перевыполнить норму на строительстве, за что бригада получит повышенную пайку, услужить богатым заключенным, которые получают посылки с воли, а они за это ему кусочек колбаски и печеньице дадут. Простые зэковские радости. И в конце дня, уже после отбоя, с удовлетворением подумать, что день выдался почти счастливый.

Простые радости простого русского мужика, который в лагере пользуется уважением за свое спокойствие, мастеровитость, за то, что не оперской стукач, не опустившийся попрошайка. Он по лагерной масти — «мужик».

А вот кого же изображает Филипп Янковский? Для того, чтобы войти в образ, по его словам. он долго не мылся, не брился, не стригся, отращивал грязные ногти.

В итоге получилось вот что. Очень похож, но только не на «мужика», а на «опущенного».

А вот еще Шухов в изображении Янковского в другой обстановке.

Это Шухов со своей бригадой на рабочем объекте. Посмотрите в какой он униженной позе перед этими осужденными бандеровцами и «лесными братьями».

Никак не найдет Янковский для своего героя верной манеры поведения согласно его статуса пользующегося уважением «мужика». Полная беспомощность актера.

Но вот чудеса в фильме продолжаются. Закончила бригада смену, все пошли на съем, а Шухов задержался, он каменщик, хочет вывести до конца ряд. Но в спешке роняет вниз мастерок. А без мастерка ему никак. Обыскался. Но тут над кирпичной кладкой появляется чья-то рука с мастерком. А высота 10 метров от земли.

А рука эта того кого надо рука.

Но у Панфилова не Чудо — Юдо, а некая старица мастерок шуховский находит, и на десятиметровую высоту с божьей помощью возносится.

Старицу играет Инна Чурикова.

Первоначально для Чуриковой роли в фильме не предполагалось, так как женских образов предусмотрено не было. Но вот, появилась некая чудодейственная старица, приходящая всем — и охране лагеря , и заключенным на помощь в трудный момент.

А вот это уже какие-то «противоковидные» мероприятия. Заметили, что почти все осужденные в самодельных масках. В т.ч. и Шухов. Это он просто маску пока приспустил.

А вот еще один забавные эпизод. Лагерный художник дарит Шухову его портрет.

«Это ты Иван Денисович. Дарю на память. Лет через пятьдесят больших денег портрет стоить будет. Не хуже, чем у Васи Ложкина.»

Чем интересен рассказ Солженицына, так это тем, что в нем нет никакого сюжета, писатель занимается простым бытописательством, хоть и специфическим. Очень много внутренних монологов Шухова. Диалогов между другими героями. Экранизировать такое произведение очень трудно. Поэтому Панфилов и всякие мистические чудеса вводит, и посылает на голову Шухова неприятности. Ему 10 дней до освобождения, а его в карцер на 10 суток бросить хотят.

Хотели дать десять суток карцера, но упал в ноги начальнику режима, и тот скостил до девяти. На десятый ему освобождаться.

А потом в холодном карцере, кто-то подбросил ему телогрейку с шапкой. Однозначно опять старица постаралась.

И стал Шухов Бога благодарить.

Вот на этом конец фильма. Возникает вопрос — для чего и для кого снят этот фильм стоимостью 170 млн. рублей бюджетных денег, из которых прокат дал только 7 млн. рублей. Для того, чтобы за счет государства оказать материальную помощь режиссеру,операторам, художникам, актерам и другим участникам съемочной группы?

Фильм абсолютно беспомощен идейно. Снят красиво. Это наши сейчас научились. А вот насчет идей — проблема. Во-первых, тема «кровавой гэбни» не раскрыта. Какие-то они, охрана лагеря, все очень гуманные. Во-вторых, не раскрыта тема «невинных жертв сталинских репрессий». Все как-то скороговоркой, кровавых подробностей гебэшного беспредела на следствии нет. Суровости обличения явно не хватает. В-третьих, страшный лагерный быт почти не показан. Где кровавые разборки между бандеровцами, власовцами, «лесными братьями» и правоверными коммунистами.

Зато показана трудовая спайка и взаимовыручка строительной бригады 104, в которой каменщиком трудится Шухов. Бригада строит завод, в котором потом будет космическое производство, прославившее через семь лет нашу Советскую Родину. Намек на то, что все в СССР более-менее значимое при Сталине делалось руками зэков — понятен. Но ведь это не отменяет сами достижения.

И вот эта старица-волшебница. Понятно, что это дух нашего народа, который только и спасает его по жизни. Но при чем тут Солженицын с его соцреализмом? Для кого и для чего это снято? По моему, полный провал.