Миша-Крыша: самый опасный еврейский гангстер из девяностых

В СССР деньги и все, что связано с их добыванием, считалось пережитками буржуазного образа жизни. Людей никто не учил предпринимательству и деловой этике. Поэтому, когда страны советов не стало, все наши денежные мешки были наполовину бизнесменами, наполовину бандитами. Но если говорить о сегодняшнем герое, то в нем криминального начала было намного больше. Существенную часть своей жизни он находился под cyдoм. И только природная осторожность помогала выйти сухим из воды.

Михаил Черной появился на свет в 1952-м году. Правда, насчет его места рождения имеются разные данные. Где-то указано, что это случилось в украинской Умани – духовном центре иудейского течения брацлавских хасидов. В других местах написано, что этот человек родился уже в Ташкенте, городе, где он провел бурную молодость. Вероятно, верным является второе предположение. Судя по тому, как сложилось его дальнейшая жизнь, Миша-Крыша особой религиозностью не отличался. Хотя является евреем, да.

Старший из трех сыновей, в четырнадцать лет он уже помогал бате на заводе. Одновременно занимался спортом, любил бокс и футбол. В юности играл в молодежном составе знаменитой команды «Пахтакор», где его партнером на поле являлся небезызвестный Алимжан Тохтахунов (Тайванчик), в будущем – один из основателей Измайловской ОПГ.

Но профессиональным спортсменом Черной не стал – для этого не хватило физических данных. После службы в армии отучился в политехе на организатора производства и устроился администратором в один из мелких футбольных клубов. На этом посту обеспечивал команду спортивным инвентарем, который в то время нельзя было просто купить – его требовалось «доставать».

Судя по всему, именно в это время Михаил начал мутить дела. Два других его брата, Лев и Давид, работали мелкими начальниками на производстве, и простор для деятельности был большой. Родственники научились быстро сбывать левак, получили первые нормальные деньги.

В это время Миша-Крыша завел связи с представителями ташкентского криминального мира. Его деловыми партнерами стали авторитеты Тофик Арифов и Гафур Рахимов, которые снимали дань с цеховиков и крышевали «ночных бабочек». Сам Черной, впрочем, тоже не брезговал такими делами. Ему подчинялись кидалы, которые проводили уличные лотереи.

Когда началась перестройка, и заниматься бизнесом стало можно, Михаил торговал одеждой и мебелью, держал ресторан. Но, видимо, в это время кому-то он перешел дорогу, поскольку в 1987-м бросил все и скоропостижно переехал в Москву. Жил в одном доме с Игорем Путиным, двоюродным братом нашего ВВП, а также Берлом Лазаром, нынешним главным раввином России, который на тот момент заведовал синагогой в Марьиной Роще.

Помимо узбекских авторитетов, которым он помог выйти на российский уровень, его деловыми партнерами являлась измайловская братва. А куратором от государства – главный охранник Ельцина генерал Коржаков. В начале 1990-х вместе с братьями Рубен, индийскими евреями с британским паспортом, братья Черные создают холдинг TWG. Эта компания добывала алюминий в России после чего поставляла его на запад. В РФ она контролировала более 70 % этого рынка, а на мировом уровне находилась на третьем месте.

В 1994-м TWG попала под прицел ФБР, из-за того, что ее владельцы явно проворачивали темные делишки. Американскому правительству был сделан доклад, что Михаил Черной является представителем русской мафии. В попытке спасти свою репутацию, деловые партнеры заплатили ему 400 миллионов долларов, чтобы он просто и тихо ушел. В итоге они так и не сумеют очиститься и продадут фирму Абрамовичу.

А Миша-Крыша решил более грамотно инвестировать полученные средства. Как и Тайванчик, он стал отмывать деньги измайловских – продавал сырье из России на западе, взамен поставляя оттуда те или иные товары. Для этого он репатриировался в Израиль, но осуществлял серьезное инвестирование в Болгарии. В 1990-е Черному принадлежал единственный на тот момент болгарский мобильный оператор. Затем он приобрел футбольный клуб «Левски» и делал пожертвования местным политикам.

Братушки, кстати, вспоминают его теплым словом – когда он владел командой, спортсмены и персонал получали высокие зарплаты, было осуществлено несколько крупных трансферов и выиграно несколько важных трофеев. Но в 2000-м его выслали из страны и запретили туда возвращаться. С того момента его финансовые и политические интересы, в основном, ограничились Израилем. Тем более, что Олег Дерипаска, с которым у него были общие дела, сумел выдавить бывшего партнера из алюминиевого бизнеса.

Миша-Крыша оказался тем, кто многое сделал для крупного израильского политика Авигдора Либермана на раннем этапе его карьеры. Желая улучшить свою репутацию, предоставлял стипендии студентам, что репатриировались на историческую родину с постсоветского пространства. Помогал семьям людей, которых атаковали арабские бомбисты. Самая шикарная свадьба в истории Израиля, где присутствовали русскоязычные политики, была сыграна в 2010-м году, когда выходила замуж дочь Михаила.

В завершение можно сказать, что человек вполне пришел к успеху и даже остался жив, что является редким для братков из 1990-х. Тем более, что он не лишился своего бизнеса полностью, и по сей день остается одним из людей, кто контролирует существенную часть алюминиевого и угольного рынка в России.