Украина глазами очевидца. И немного об укро-«демократии»

В этом выпуске «Вестей с колхозных полей Украины» расскажу не только о том, что вижу и слышу, но и о том, какой именно облик имеет украинская демократия, с которой наша страна рвалась к европейским зарплатам.

Поскольку новости я слушаю крайне редко, многие реалии нашего бытия продолжают резать мне глаз, хотя большинство сограждан уже стали воспринимать их как норму.

Что кстати, привело меня к выводу, что иногда лучший способ сделать что-либо незаметным – это мозолить этим глаза. Если делать это с должным усердием, то рано или поздно, через образовавшуюся мозоль никто ничего уже и не увидит.

Потому-то я за неимением такой глазной мозоли и осознаю, что когда идут ребятушки вночи, да строем, да с факелами, да вскидывают руку в характерном приветствии, да с символикой, удивительно напоминающей символику одной центральноевропейской страны середины прошлого века, то это неонацисты и никак иначе.

Но если глазно-мозговая мозоль уже образовалась, то этих нацистов никто не увидит, даже если они с портретом Гитлера лобызаться будут.

И то, что даже западные «друзья» Украины не раз отмечали наличие в стране нацистских формирований, замечено не будет: всё спишут на «путинские фантазии».

О том, какой порой живописнейший винегрет образуется в головах отдельных моих сограждан, я, пожалуй, сделаю отдельную статью, а пока что приведу еще один фрагмент, четко описывающий то, какая именно у нас теперь демократия. Особенно занимательно это звучит в контексте заявлений о нарушении демократических норм в РФ.

История одного города

Итак, смотрим, какие демократы и ни разу не нацисты пришли к нам во власть в 2014 году. В качестве примера возьмем город Кировоград, что несколько южнее моего места проживания.

Я не случайно упомянул, что некоторые вещи продолжают мозолить мне глаз по причине редких контактов с пропагандой.

Поэтому когда город Кировоград называют «Кропивницкий», мне это все ещё кажется чужеродным. Каждый раз как услышу – режет слух.

Не потому что новое название чем-то хуже прежнего, просто за последние годы я привык к тому, что, если идет смена названий, то более чем вероятно, что новое имя тот или иной объект получит в честь очередного бандита, террориста или картонного персонажа, который только в видении полоумных нациков является чем-то значимым.

Во всяком случае, я что-то не припомню, чтобы имена коммунистических лидеров заменяли именами героев Великой Отечественной, против которых власть, по ее словам, ничего не имеет.

Не помню я такого, хотя и допускаю, что несколько случаев «для галочки» и сделали. В остальном приоритет отдается никому на самом деле не нужным (во всяком случае, в центре Украины) и часто вообще неизвестным бандеровцам иже с ними.

Оттого и резало мне слух название «Кропивницкий», поскольку я подсознательно подозревал, что это фамилия очередного бандерлога.

В конце концов не выдержал, да и проверил данные. Немного полегчало, но ненадолго. Оказалось, что город получил новое имя в честь не бандеровца, а театрального деятеля XIX века Марка Лукича Кропивницкого.

Сей деятель сейчас мало кому известен, но во второй половине XIX века он пользовался почетом не только в Малороссии, но и в Санкт-Петербурге.

Директор императорских театров даже предлагал М. Кропивницкому и его актерам пойти на службу в Александринский театр, но тот отказался.

Подозреваю, что именно этот отказ и стал причиной, по которой для города было выбрано именно имя Марка Кропивницкого.

«Фух!» – выдохнул я, подумав, что нечасто имена политических лидеров заменяют на что-то более-менее нейтральное.

Но по инерции углубившись в то, когда и как происходило переименование, стало ясно, что нормальное там только название, но не сам процесс.

Для начала немного истории. Во времена царствования императрицы Елизаветы Петровны, на месте интересующего нас города была заложена крепость, которая была названа в честь покровительницы государыни – святой Елисаветы (той самой, которая Иоанну Крестителю мамой приходилась).

Со временем Елисаветинская крепость превратилась в Елисаветград, и никого это не беспокоило, пока коммунисты не переименовали город в Зиновьевск по имени одного из своих лидеров.

Затем Зиновьев попал в опалу, его имя стерли и заменили именем Кирова. Даже считалось, что город так сразу и был Елисаветградом до переименования в Кирово, а никакого Зиновьевска и не было.

Затем название подкорректировали и, чтобы не было путаницы с тем Кировым, который находился на территории РСФСР, город переименовали в Кировоград.

Так с этим названием и жили весь советский период, и никто почти не вдавался во всю эту мороку с переименованиями. Никто, кроме интеллигенции, которая в конце 80-х годов прошлого века на Украине стала поголовно страдать хворью, которая в 90-х обретет имя в виде фразы «Украина – нэ Россия».

Тогда и пошли обсуждения, что Кировоград следует превратить во что-то не связанное с коммунизмом.

Это я кое-как еще могу понять, поскольку являюсь традиционалистом и отдаю предпочтение самым старым названиям, с кем бы там они ни были связаны.

Хотя не могу не признать и того, что игры со сменой/возвращением названий – явление глубоко нездоровое и часто говорят не о том, что в обществе других проблем не осталось, а о том, что таковых сверх меры, но власти ими упорно заниматься не желают, ударившись в насаждение очередной правильной идеологии.

Но у нас на Украине, даже болезненные явления нередко бьют все рекорды, превращаясь в патологическую клоунаду. Просто вернуть городу старое название ведь было никак нельзя!

Ибо Елисавета, которая Иоанну Крестителю мать, может баба и неплохая была, но она ведь Елизавете Петровне небесная покровительница, а та ведь российская императрица, а не украинская, а стало быть кацапка, а стало быть москалиха!

А ведь к тому времени, помимо «украины-нэ-росii», в государственном мозгу созрела еще одна опухоль – «краще-с-чортом-нiж-з-москалем».

Ну, раз решили, что лучше с чёртом, чем со святой, которая москальской императрице небесная покровительница, так пусть будет с чёртом. И начался перебор чертей.

Тут возникла одна загвоздка. Когда в 2000 году в области провели референдум о возвращении исконного названия, то народ это не поддержал.

С одной стороны, националистов это радовало, но, по мнению жителей области, следовало вообще ничего не менять, оставив название «Кировоград», что для националистов было еще болезненнее, чем упоминание святой Елисаветы.

Поэтому, когда в стране произошел первый переворот (сиречь Майдан), и страна стала «ибн Юшченко», решили провести новый референдум, дабы добиться своего.

Увы, не сложилось, ибо референдум должен был стать частью внеочередных выборов в Верховную Раду, которые отменили. И продолжил Кировоград быть Кировоградом.

И что-то не припомню я массовых протестов жителей, требовавших смены ненавистного им названия. Не припомню, ибо их и не было.

А вот дальше начинается самое интересное, ибо в миниатюре показывает, как шла промывка мозгов у населения все эти 8 лет.

Итак, 2014 год, случился второй переворот, и новая власть взялась прогибать всю Украину под галичанский национализм. Результатом стала политика декоммунизации, согласно которой от всего, что напоминало бы о советском периоде, следовало бы избавиться.

Формально это звучало мягче, но на практике, Метла Режима заработала очень активно. Не остался в стороне и Кировоград, которому было приказано в течение 9 месяцев найти себе название, которое не казалось бы галичанам оскорбительным.

Горожане взялись за обсуждение и выбрали несколько вариантов, среди которых, кстати, не было ни одного бандеровского (это ведь еще 2014 год!).

Но была там одна неприятная мелочь: хотя среди семи возможных вариантов числился и «Кропивницкий», большинство участников обсуждения высказывались за «Елисаветград».

Выбранные варианты были направлены в Верховную раду и та, увидев, что имя одного москаля хотят заменить именем созвучным с именем москалихи, рекомендовала горожанам переименовать город в Ингульск, ориентируясь на название пересекающей город реки Ингул.

Так прошло 2 года. В начале 2016 года городские власти сказали, что не станут менять название города, поскольку местные жители не поддерживают это решение.

Верховной раде даже была высказана просьба погодить с решением вопроса до проведения местного референдума. А вдруг все решится само собой?

К тому же властями было отмечено, что название «Ингульск» жителям радикально не нравится. Поэтому, возможно, если уж «Ингульск» вызывает такое неприятие, то может, сгодится «Кропивницкий»?

Увы, этот вариант тоже не сгодился. Хотя местный референдум провели весной всё того же 2016 года, аж 82% горожан заявили, что вообще против переименования. Вскоре четкое «нет» переименованию высказали и местные депутаты.

Поэтому Верховная Рада решила поступить в духе истинной, демократии, на построение которой она взяла на Майдане столь решительный курс.

Через несколько месяцев после того как и власти и народ предельно четко и демократично заявили, что хотят жить в Кировограде, а не в каком-либо другом городе, им было ПРИКАЗАНО жить теперь в Кропивницком, ибо в Киеве этот город отныне было решено называть именно так.

Такая вот демократия, такое вот внимание к народному волеизъявлению.

Однако принуждение состоялось, и я подозреваю, что промывка мозгов укронацизмом принесла свои плоды. Вероятно, если спросить горожан, хотят ли они снова стать жителями Кировограда или Елисаветграда, они ответят, ставшее здесь фигурой мысли «Краще з чортом ніж із москалем».

И, поверьте, мне, уровень русофобии стал зашкаливать в Центре Украины задолго до начала нынешней спецоперации по денацификации Украины, которая, согласно риторике киевских властей «теперь рассорила братские народы».

Ничего подобного: народы рассорили они сами, сделав это еще на Первом майдане, когда на главной площади страны стали выкрикиваться русофобские речёвки, а в сознание тогда еще нормального украинца стала внедряться мысль, что истинные друзья их страны живут на Западе, а на Востоке – лишь лютые враги.

Похоже, слова Тараса Бульбы так и не были приняты к сведению. Так и хочется спросить Зеленского: «Ну що, сынку, помогло тобi твое НАТО?»

Впрочем, могу допустить, что самому Зеле его западные друзья оказали более чем осязаемую помощь, оплачиваться которая будет кровью жителей наших стран: как тех кому удалось запудрить мозги, так и тех, чей разум остался светел.

Своими глазами

Я уже упоминал о массовом сносе дорожных указателей как средстве ввести армию РФ в заблуждение, не дав ей дойти до местного шинка, тем самым лишив отдыха и боеспособности.

Как и следовало ожидать, в заблуждение были введены в основном жители самой Украины, которые в отличие от армии РФ, доступ к картам Генштаба имеют не всегда и ориентированием на местности тоже занимаются не каждое воскресенье.

В итоге новые указатели с надписями «на х*й» люди воспринимают по большей части, как предложение пройтись в известном направлении им самим.

Более того, некоторыми было отмечено, что новые указатели устанавливались какими-то (простите мне мой «французский») рукожопыми установщиками, ибо надпись «на х*й до росіi» указывает почему-то то на Киев, то на Львов.

Цирк? Или оговорка по Фрейду?

То, что вред от этого будет только местным, можно было понять, взглянув на уже имеющийся опыт декоммунизации.

Куча улиц сменила свое название, таблички поменяли далеко не везде, народная память удерживает в голове в основном старые названия, тогда как новые нередко либо коверкаются, либо высмеиваются.

Так, например «вул. Героив Нэбэснои сотни», вашим покорным слугой и некоторыми другими скептиками часто называлась «Сто олухов Царя небесного». Правда, сейчас подобный скепсис лучше держать при себе…

Как бы там ни было, но в итоге перемещение по городу для некоторых превращается в блуждание.

Немного текущих событий

В нашем городе примерно все то же самое, что и днем раньше. Вчера вечером, едва плюхнулся спать, завыло аж две сирены. Хорошо выли, красиво!

Я прислушался, выйдет ли кто-то из дома, да, похоже, таковых было очень мало. Их можно понять. Простудившихся в подвалах уже хватает, дамы жалуются на отсутствие в аптеках препаратов, которые могли бы помочь в борьбе с циститом, а мужики помалкивают да кашляют.

Вчера же температура упала где-то до –8°, да притом поднялся сильнейший ветер, который даже меня наводил на мысли о достоинствах горячего чая.

Соседей же эта картина явно навела на мысль, что не каждая тревога заслуживает внимания, поэтому я уснул, так и не услышав ласкающего слух «топота носорогов» по лестнице.

Сегодня еще пару раз визжала сирена, родственник из соседнего города говорил, что видел пару дней назад, как над ним на высоте примерно 50 метров пролетала российская крылатая ракета, что подвигло его ограничиться кормлением живущих у него на работе собак, да и рвануть домой.

Нет, с собачками-то он поступил верно – это сомнению не подлежит, – но в реальность ракеты верю не особо, ибо в свое время ему мерещились и не такие вещи.

Вестей из других городов нет, в вайбер продолжают сыпать какие-то фейки, народ никуда не выходит, ибо замерз, но в разговорах с незнакомцами о происходящем продолжают говорить исключительно нейтрально, избегая четко очерчивать свою позицию.

Что лично меня наводит на мысль, что абсолютное большинстве жителей, по крайней мере нашего региона, пройдет денацификацию вполне успешно.