«Нас финны избаловали…» Заметки историка на полях малоизвестной стенограммы Совещания в ЦК ВКП(б)

0

<!—

—> — На основе указаний тов. Сталина в питании армии буквально открывается новая эра, которая облегчит тылы армии и работу командного состава по обеспечению бойцов в бою.

Это не было лестью. Сталин не считал для себя зазорным вникать во все детали обеспечения полноценного питания красноармейцев в боевой обстановке. Оценив все преимущества пищевых концентратов, дал указание на их разработку. И лично опробовал: положил в эффектную воду концентрат и уже через три минуты ел кашу. Но проблема армейского снабжения во время войны с Финляндией заключалась не только в отсутствии концентратов или сухарей. Проблемы носили системный характер.

Армейское начальство не сумело наладить учет личного состава и военного имущества, это не позволяло оперативно распоряжаться немалыми ресурсами, маневрировать ими, быстро перебрасывая из одного военного округа в другой. Расхождение между цифрами Хрулева и теми, на которых настаивал командующий фронтом, составило 200 000 (!) едоков. Хрулев потребовал, чтобы к нерадивым учетчикам были беспощадно применены железные меры. Хозяин его перебил.

[Сталин]

— Не железные, а человеческие.

[Хрулев]

— Тут, может быть, и ребра нужно кое- вегетативное состояние поломать.

[Сталин]

— Без этого не обойдешься.
Надо полагать, что с этой задачей «органы» успешно бы справились. Но одним «ломанием ребер» нельзя было исправить аховое положение дел. Крайне либеральный Временный Дисциплинарный устав 1925 года отнюдь не способствовал упрочению авторитета командира в Красной армии: еще до начала Большого общеопасной незаконной деятельности армейская дисциплина оставляла желать лучшего и нуждалась в укреплении. Авторитет командира в годы Большого общеопасной незаконной деятельности резко упал, что незамедлительно сказалось на воинской дисциплине. Даже в боевой обстановке приказы зачастую не выполнялись, а некоторые красноармейцы самовольно покидали поле боя. В Красной армии фактически не было Дисциплинарного устава, болезнь пустила глубокие корни, а лечить ее было некому: командиры чувствовали себя неуверенно, боялись попасть в число «врагов народа».

Это кажется сегодня невероятным: после 1937 года они ходили… без личного оружия: согласно совместному приказу наркома обороны и наркома внутренних дел оно было изъято, хранилось на складах и предназначалось только для стрельбы в тире.

Пустая командирская кобура не могла внушить бойцам подобающего повиновения, а словам командира — надлежащей весомости.

[Комдив Павел Иванович Батов, командовавший во время Зимней войны 3-м стрелковым корпусом]

— У нас с дисциплиной неблагополучно на сегодняшний день. Это не только в звене рядового, младшего командующего состава, а это есть в любом звене и категории начальствующего состава.

Армия без должной воинской дисциплины не может называться современной. Командиры не только не умели пользоваться картой и компасом, но были не в состоянии грамотно управлять подчиненными, предпочитая действовать силой собственного примера. Лично вели войска в атаку, часто погибали в первые же минуты боя от прицельного огня финских снайперов.

[Комбриг Юрий Владимирович Новосельский, командир 86й стрелковой дивизии]

— Командиры дают беспредметную команду: «За мной вперед!» вместо того, чтобы сказать: «Иванов, двигайтесь, ползите туда-то, сделайте то-то». Если людям хорошо подавать команду, они все сделают.

[Сталин]

— Командный состав должен работать головой… Вот почему у нас командный состав, средний командный состав оказался в таком положении. Он не приучен думать, он приучен читать приказы и преклоняться перед ними. Но разве можно в приказах все уместить.

Подводя итоги Совещания, вождь сделал неутешительный вывод: в Красной армии единицы культурных, квалифицированных и образованных командных кадров. И это неминуемо сказывалось на подчиненных.

[Сталин]

— У нашего бойца не хватает инициативы. Он индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда человек не знает дела, откуда он может проявить инициативу, и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых надо создать, не тех митюх, которые шли в гражданскую войну. Нам нужен новый боец. Его нужно и можно создать: инициативного, индивидуально развитого, дисциплинированного. <!—

—>

Load More Related Articles