Опубликовано Оставить комментарий

Был театр Джигарханяна и нет театра Джигарханяна

Вообще, политика в отношении культуры в Москве очень интересная, если говорить мягко и корректно. Я напомню всем читателям, что культура у нас делится на несколько уровней. Небольшое количество музеев, театров и прочих учреждений культуры относится к ведомству Министерства Культуры. А более 90% всех учреждений культуры в Москве, в том числе и театров, относится к Департаменту культуры Москвы, которым руководит Александр Кибовский с 2015-го года, а до него руководил Сергей Капков. Более десяти лет Департаментом культуры столицы руководил Сергей Худяков. Многие деятели культуры с теплом вспоминают то время — 1990-е и 2000-е годы. Юрий Лужков много чего сделал противоречивого, но что точно, так это то, что культуру он поддерживал и театры не закрывал, а наоборот строил и таких скандалов, непонятных действий со стороны Департамента культуры не было. То что происходит сейчас можно назвать «кибовщиной» и «капковщиной».

Александр Кибовский

Так, при Капкове уничтожили фактически существовавший много десятилетий театр им. Гоголя. Да, театр не блистал, не был в топах, но там был свой коллектив и свои традиции. Все было уничтожено и театр был передан Кириллу Серебренникову. Спрашивается, а что мешало поступить иначе!? Что мешало — создать что-то новое, и не обязательно в центре Москвы, и не уничтожать сложившийся коллектив!? Но нет, они просто уничтожили театр, и превратили его в ГОГОЛ ЦЕНТР. Креативно. А потом последовала череда скандалов о которых мы все знаем. И, кстати, уверен, что и скандалов можно было бы избежать, если бы вовремя были проведены проверки. Не было бы этих судов и шумихи, если бы просто вовремя сказали бы руководству Гоголь центра так не делать. Дальше последовало уничтожение другого театра. На арбате был театр имени Рубена Симонова. Очень небольшой и камерный театр, который тоже был уничтожен путем присоединения его к театру им. Вахтангова. Можно вспоминать и другие эпизоды. Но на слуху последние свершения. Было два театра на Таганке. И их тоже хитрым образом скрестили и объединили. Возможно это и нужно было сделать. Но иначе! Где общественное обсуждение!? Где мнение артистов и сотрудников!? Ничего не было этого.

Сергей Капков

Да, в Москве много театров, и зрители все меньше в них ходят. Возможно и надо что-то закрыть, что-то реорганизовать. Но надо ли это делать так, как это делают сейчас?

А сейчас, 28-го декабря 2021-го года, происходит следующее:

Двадцать восьмого декабря приказом департамента культуры города Москвы Московский драматический театр под руководством Армена Джигарханяна реорганизован путем присоединения к Московскому академическому театру сатиры

Армена Джигарханяна не стало в конце 2020-го года. И практически через год его театр с карты Москвы исчезает. Хорошо ли это? Правильно ли это? Надо ли так поступать? У театра уже были свои традиции, был свой зритель, репертуар. Надо ли было так ломать?

Сергей Газаров

Вот, что говорит худрук сразу двух театров (театр Сатиры и театр Джигарханяна) Сергей Газаров:

На театральной карте Москвы появляется сильная творческая институция, объединяющая четыре сцены, как в центре города со своей сложившейся аудиторией, так и в районе университета с аудиторией, имеющей свое лицо. При этом, разумеется, имя Армена Борисовича не просто сохранится, оно встанет в общий ряд с его великими друзьями и коллегами, которыми славился Театр сатиры

Но мы прекрасно знаем цену всем таким заверениям и словам. И видим, что очередной театр пал. Очередной театр уничтожается. Да, в театрах сейчас кризис. Много проблем. И много театров. Возможно и следует часть театров в Москве закрыть и что-то сделать. Но не так, как это делается сейчас. Большой вопрос в том — кто решает вопросы культуры в Москве?! Москвичи об этом понятия не имеют. Вопросы культуры не выносятся на общественное обсуждение, не обсуждаются открыто. Просто, где-то за закрытыми дверями принимается решение — одного снять, другого назначить, третьего переместить. Никто из москвичей понятия не имеет о том, почему именно Газаров был назначен в театр Сатиры и театр Джигарханяна. Почему другие режиссеры и директоры были назначены в тот или иной театр. Все это делается закрыто. Якобы там, в ДепКульте известнее что и как надо делать. Но кто эти люди, которые там сидят, в этом ДепКульте!? Мы их не знаем. Не знаем о том, почему и как они принимают решения. Почему они ставят в тот или иной театр тех или иных лиц. Все это неизвестно, все это тайна за семью печатями. Где гарантия, что принимаемые ДепКультом Москвы решения правильные и выгодны жителям столицы? Я напомню, что Департамент культуры Москвы — это учредитель всех учреждений культуры города Москвы и он вправе по закону с учреждениями культуры города делать что угодно: закрывать, реорганизовывать, назначать руководство. Но не надо забывать и другое, что этот Департамент культуры всего лишь исполнительный орган, а учреждения культуры, так или иначе, созданы для жителей города и принадлежат жителям города! И многие учреждения культуры были созданы задолго до создания самого Департамента культуры в его нынешнем виде. Не надо забывать, что многие театры создавались силами энтузиастов и в эти театры были вложены и силы, и жизни многих людей и перечеркивать вот так многолетний труд и память о людях, ну просто грубо и жестоко.

Театр Армена Джигарханяна

Что еще делает этот пресловутый Департамент культуры или эта кибовщина-капковщина!? Театры у нас превращаются в монстров. Уже все свыклись в Москве с этой дурацкой оптимизацией — когда поликлиники объединили в непонятные объединения, и когда ко врачу надо ехать в другой район. Мы привыкли к тому, что объединили школы и детские сады в непонятные объединения, когда в одном учреждение соединяют по несколько школ. И начинаем привыкать к объединениям театров. Но надо ли!? Сейчас у нас появляются уже не театры, а какие-то монстры. У театра им. Вахтангова 4 или 5 сцен. У других театров тоже много сцен. Сейчас у объединенного театра Сатиры и театра Джигарханяна будет 4-е сцены!

Скажите, а можно ли руководить таким монстром? Две сцены на Маяковской, одна сцена на Спортивной, другая на Университете. Как с логистикой? Как с артистами быть? Как с декорациями? Как с репертуаром и спектаклями? Это все превращается в трудноуправляемое учреждение с кучей зданий и помещений, которыми трудно и затратно управлять. А самое главное, вряд ли что-то получится толковое сделать.

И другой вопрос. Зачем? Зачем все это делать? Зачем все это объединять? Зачем назначать в оба учреждения культуры одного худрука? Неужели у нас нет других режиссеров? Есть. И много. Много талантливой и интересной молодежи, которой можно дать шанс и помочь. И я уверен, что эта молодежь будет создавать интересные спектакли и радовать зрителя. Но ДепКульт не видит молодежь. Он ставит Газарова, который с потугами что-то пытается сделать. И более чем есть уверенность, что все это еще один шаг к большей деградации культуры в Москве. За современными фасадами, за видимым обновлением, которое нам преподносится — мы видим пустоту. Нет развития театров. Нет новых режиссеров. Ничего этого нет. Но есть уничтожение.

Очень жаль, что вот так относятся к памяти артиста — Армена Джигарханяна! Очень жаль, что уничтожается еще один театр! Очень жаль, что многим талантливым режиссерам, которые могли бы продолжить дело Джигарханяна и более корректно и уважительно руководить театром и ставить там новые спектакли — этого не дали. И непонятна эта наша российская тенденция — все объединять. Объединили театр в Пскове с театром в Петербурге?! Казалось, что это нереально, что это безумство. Но так сделали. Сейчас, один за одним объединяют другие театры и создают конгломерат из каких-то структурных объединений, где есть что-то головное и куча филиалов. Но театр, это уникальная вещь. Нельзя им вот так руководить. В театре должен быть свой директор или режиссер, который знает всех артистов, всех служащих цехов, всех билетеров и администраторов. И слова, что театр начинается с вешалки — они оправданы. Именно тогда будет театр, когда все в нем будет учтено. Сложно себе представить, чтобы было бы с ефремовским «Современником», если бы тогда, в конце 1950-х у него был не зальчик на «Маяковской», а несколько залов в разных районов. Не было бы того театра! Театр в том и заключается, что это единство многих людей, которые объединяются в одном здании, с одной идеей. Если театр превращается в громадное производство, в конвейер, то уходит эта душа, творческая энергия, а спектакли становятся неинтересными, плоскими и бездушными.

В советское время говорили часто про директоров разных предприятий, что они знали все на своем предприятии — от проходной до самого верха. Если это был директор школы, то как правило он знал и всех учеников, и всех учителей, и каждый кабинет в школе, и где что не так, а где все так. Это было правильно. Так же и в театре директоры советского времени и худруки того времени знали все о своем театре — всех артистов, всех работников, все помещения и все проблемы своих театров. Люди тогда жили своими театрами и отдавали все силы, и всю душу. Но я слабо поверю, что тот же С. Газаров будет в состоянии вот так вот руководить подведомственными ему четырьмя сценами и множеством артистов и служащих.

Жаль нашу культуру, жаль наши театры, жаль… Есть ли выход? Да, есть. Но у нас не принято сейчас наличие какой-либо демократии. Считается, что чиновники все знают лучше и нельзя допускать никакой народ к управлению. Какие выборы, какое обсуждение?! Да вы что!? Все решат за вас! Но надо ли!? Будет ли это хорошо!? Вот, возьмем театры. Почему ДепКульт назначает того или иного человека директором или худруком!? Откуда мы знаем, что тот или иной человек из себя представляет!? Если вы устраиваетесь на работу, или поступаете куда-то, то вам устраивают конкурс, собеседование. Где все это здесь? Если освобождается место в том или ином театре, то почему не устроить открытый конкурс на замещение должности худрука или директора. В этом конкурсе открыто могли бы принять участие много талантливых людей, предложить свои идеи развития, репертуарный план, возможно попробовать что-то поставить и воплотить в жизнь. Так почему-же не проводить такие конкурсы? Почему не провести конкурс на замещение должности худрука театра Сатиры? Почему именно Газаров должен руководить этим учреждением!? Почему не провести конкурс на замещение должности худрука театра Джигарханяна? Наверняка, нашлись бы и другие талантливые режиссеры!?

Странная политика у Департамента культуры города Москвы. И еще, что противно, так это, можно сказать, вранье. Говорят одно — делают другое. Уже не раз замечал, что многие важные решения, которые могут вызвать общественный резонанс и даже негодование принимаются в то время, когда этот резонанс наименее возможен. Так, с месяц назад, об объединении двух театров на Таганке объявили вечером в пятницу. Якобы, за выходные весь информационный повод выветрится, а в понедельник уже никто и помнить не будет. О реорганизации, читай уничтожении, театра Джигарханяна объявили аккурат под Новый год, когда все заняты совсем иными делами. Хитро. Но надо ли это жителям города? Нужна ли такая хитрая политика московской культуре. Ведь можно было все делать иначе — уважительно, и самое главное, давая шанс молодым режиссерам и актерам. Джигарханян когда-то давал такой шанс, в том числе тогда 40-летнему Газарову…

Армен Джигарханян

И, конечно, как-то горько и обидно за Армена Джигарханяна, за созданный им театр, за его память. Разве так можно было делать!? Оказывается, что сейчас можно…

И остается вопрос один. А кто следующий?! Какие театры на очереди? Кто следующий из театров будет уничтожен?!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.