Опубликовано Оставить комментарий

Филип Киркоров – распаковка личности. История маниакальной любви… к себе.

Пока я смотрел, готовя статью, его интервью, сюжеты из телепередач и ролики соцсетей, меня не покидало ощущение, что я знаю, как все это называется, но не могу вспомнить… Но вдруг – эврика! Да я же сам когда-то преподавал студентам раздел «Редкие акцентуации характера и расстройства личности». Синдром Адели Гюго! Это диагноз маниакальной эротомании, которая толкает человека преследовать объект своей страсти с необычайной настойчивостью. Но в случае с Филиппом Киркоровым объект страсти не бродит где-то, спасаясь от перспективы быть зацелованным до смерти. Этот объект – он сам.

Ни петь, ни говорить о чем-то или о ком-то, кроме себя, он простодушно не способен. Все остальные люди и события реальности – всего лишь декорации и массовка в его бесконечном шоу «Я». На мой взгляд мелодика его песен имеет привкус сладкого кленового сиропа. Наверное, потому, что любовь к себе не только взаимна, но и приторна.

В каком-то смысле многим надо бы поучиться у него этой способности – к самовосторгам и аутоэротике. Тем, кто погряз в сомнениях, самокритике и повторяет вслед за шекспировским персонажем: «Нет, создан я не для утех любовных, и взгляды в зеркало не радуют меня».

А вот Филипп был создан, и с самого начала! Папа армянин со всею южной страстью обожал и свою супругу, и сына-ангелочка. Если только бывают ангелы со смоляными волосами и глазами из оникса. К слову, о магических свойствах этого камня, покровителя как музыкантов, так и коммерсантов, Киркоров, кажется, осведомлен. Но к этому штриху личности мы обратимся немного позже.

Итак, любовь в этой семье – это был просто воздух, которым дышат, даже не замечая его. В пять лет кудрявого херувимчика папа впервые выводит на сцену, и публика награждает того аплодисментами. Просто от умиления такой красотой и обаянием. И вот это детское глубинное впечатление того, что все дяди и тети полюбили его с первого взгляда, навсегда пронзило сердце ребенка стрелой амура.

Классический нарцисс, скажете вы. А вот я бы не торопился с таким заявлением. Не забудем, что нарциссу, помимо презрения и обесценивания в адрес окружающих, свойственны также провалы самооценки. И если Киркоров до известной степени нарцисс, то с непробиваемо устойчивой самоценностью. Что, конечно, родом из детства. На самом деле, чисто психологически, я бы отнес его к редкому типажу сценических параноидов. Это люди достигаторы на сцене, энергетически неистощимые скалолазы, карабкающиеся к успеху. Их глубинные ресурсы позволяют им не сорваться в пропасть саможалости после очередных интриг и предательств. Чего хватает со стороны «друзей» и коллег из шоубиза, который иначе, как банкой со змеями и пауками нам представить невозможно. Их яд – это всего лишь средство в конкурентной борьбе за место под софитами сцены. Ты слабоват, тебя ужалили… И вот ты уже сидишь на стакане, закидываешься антидепресантами или нервно дергаешь носом.

Но параноиду, в отличие от истериков, шизоидов и нарциссов, плевать на уколы отравленных шипов. Его противоядие – ощущение непререкаемой самоценности, отлитое родительской любовью.

Филипп так иллюстрирует свое оружие в войне на выживание. Это – ластик. Детский такой, мягкий, но, как оказывается, спасительный. «Мне сделали дерьмо, облили грязью, а я не буду это держать в душе. Возьму ластик и сотру».

Так вот, давайте прямо сейчас сварганим методику «а-ля-Киркоров» — самопродвижения в агрессивной среде. Каждый вечер садимся, значит, в позицию медитирующего, вспоминаем гадости и подлости, которые пришлось испытать. А потом берем воображаемый ластик и – трем по всем этим жалким нашим врагам и критиканам! Пока не затрем их до дыр.

Подозреваю, что подобный психологический трюк используют те, кому удается десятилетиями выживать и процветать в серной кислоте не только шоубиза, но и политики, публичности, коммерции. Да и, честно говоря, просто жизни бок о бок со всевозможными психотипами окружающих. Где есть психопаты, асоциалы, садистические и прочие личности на грани здравости. (Да достаточно просто почитать иные комменты к моим распаковкам личностей на канале!)

Ну, и конечно, об истерической стороне эго Филиппа надобно замолвить хоть слово. Сценическую личность представить без истерик вообще-то невозможно. Это их плата за способность жить бурными эмоциями на сцене – чем они нам и интересны. И как раз эта ахиллесова пята им стоит дороже всего.

Звезда на грани срыва способна на минуту потерять свой самоконтроль параноида-достигатора и обвалиться в истерика. Да, это случается. Если ты еще не памятник, то ты не из бетона. Прославился Киркоров скандальной историей с журналисткой Ириной Ароян, и ее «розовой кофточкой», которая так его взбесила. После чего, кстати, был зачислен в ряды женоненавистников и геев.

Сам Филипп в цветовых пристрастиях типичный истероид: «Я всегда любил красный цвет. Дурак любит все красное». Поиронизировать над собой – его конек и противоядие от змеиных укусов.

Иногда ластик не помогает и приходится отправляться в психлечебницу. Так было в разгар травли после избиения девушки режиссера. В палате клиники он перезагрузился и выпустил по выходу шоу «Другой», песню «Снег».

Но самый драматичный срыв произошел с ним в 2004-м. Филипп был на гастролях в Штатах и выступал в казино. Во время концерта начал спускаться со сцены к зрителям и оттолкнул пожилого охранника. Тот упал, потерял сознание. Ему делали операции, мучила головная боль. Потом умер. Родственники по всеобщей американской традиции пошли в суд требовать то ли компенсации, то ли отмщения. Шесть лет судебных разбирательств. Каждые полгода Киркоров являлся на заседания, любое из которых могло закончиться сроком. Однако, суд признал вину исполнителя частичной и оправдал.

Что лишний раз подтвердило – у этого парня есть ангел хранитель. В которого он беспрекословно верит. И это еще один его психологический амулет, что сгодился бы любому из нас. Сам Филипп покровительство своей судьбе воспринимает также, как славу, успех и богатство. Он не гоняется за этими дарами, не вымаливает их. Они как бы случаются с ним сами. «Я никогда никому гадостей не делаю. А те, кто гадят мне, получают потом ответку. Не от меня, откуда-то сверху. Пусть я и не мстительный».

Хотя, разумеется, работать до пота, шлифовать свои шоу, инвестировать в них без скупости – это у него не отнять. Когда он слышит где-то случайно свою музыку или видит свои плакаты, в его мозге включается тумблер: «Ты на работе, сейчас пойдёшь петь на сцену». И звезда не может уже расслабиться. Он возит с собой по гастролям три трейлера и до семидесяти человек команды. Хотя мог бы просто халтурить с «чесами».

И это еще одна грань его личности. Он не мыслит своего творчества без материальных атрибутов успеха. «Я хотел бы жить и умереть в роскоши». Такая прагматичность свойственна сильным психотипам, таким, как тот же параноид, например. Но, отнюдь не истерикам, шизоидам или нарциссам.

…Адель Гюго, давшая имя синдрому любовной маниакальности, была дочкой великого писателя и притом весьма странной особой. Однажды она влюбилась в офицера – обычное дело, скажете вы. Но Адель, даром что дочь романиста, создала из своей влюбленности огромный воздушный замок. В том смысле, что офицер отнесся к ней холодно. Тогда как она сама продолжала преследовать мужчину, уверив себя, что он ее законный возлюбленный, а после и вовсе – муж. Убеждала в этом всех окружающих, писала бесконечные письма, расстроила человеку настоящую, а не выдуманную свадьбу. Словом, тихо сошла с ума на почве своей безответной одержимости. На запущенных стадиях этот тип маниакальной эротомании не лечится. И бедная Адель, умирая в психлечебнице, повторяла в бреду имя все того же офицера.

Филипп любит себя, хоть и беззаветно, но все же весьма продуманно. Я уже упоминал, что оникс покровительствует и музыкантам, и коммерсантам. Не знаю, увлекается ли Киркоров магией, парапсихологией? Или он просто сильный интуит. В его доме, который он показал на интервью Ксении Собчак, есть целая стена разноцветного оникса. Случайность?

Главный девиз Киркорова-шоубизнесмена: «От денег не отказываются!» Где-то Басков, комментируя их бесконечные разводы-примирения, кольнул: «Ты продал нашу дружб, Филипп». На что тот немедленно парировал: «Я не продал. Я просто купил». Речь шла о каком-то деловом предложении в обход друга Коли. Но суть не в этом. Эта проговорочка по Фрейду показывает, насколько мало места занимает в околосознательных мотивациях Филиппа какая-то там дружба, если речь заходит о материальной выгоде. На дружбу не купишь пиджак за двадцать тысяч евро.

Он дружит и враждует… понарошку. И как сам поет: «Немного жаль твоей любви, немного жаль моей надежды». И этого довольно. Когда ты отчаянно любишь себя, то на истинные чувства к другим у тебя, как у Питера Пэна, уже не остается сил.

Конечно, у Киркорова есть и еще один синдром – Питера Пэна. Он не хочет взрослеть, ровно, как и герой сказки. И потому не хочет взрослых чувств. Он и друга себе выбрал точно такого же, с теми же синдромами и маниями. У них двоих взрослые чувства под запретом, потому что, если впустить их, тогда собственному, пусть затянувшемуся, детству придётся сказать «прощай» и встретиться лицом к лицу со своим главным страхом — взросления-старения и смерти. Страхом, от которого еще не придумано антидепрессантов.

Таблетки от страхов, которые свели в могилу таких музыкантов, как Майкл Джексон, Принс, Джордж Майкл и косвенно множество других, этим двоим заменяют, например, яркие наряды. «Я примерил на себя все карнавальные мешки. Потому что страна ждала от меня чего-то веселого и бесшабашного». Страна, мучительно взрослея, находилась то в депрессии, то в психозе кризисов. Но люди всегда хотели хлеба и зрелищ. И готовы были платить, пусть из последних.

В периоды сонной сытости Филипп чутко улавливал заказ прямо из воздуха – надо хохмить, карнавалить и помогать зрителю нагуливать эмоциональный аппетит. Значит, ничего не стоило вывалять друга Колю в жидких экскрементах, когда снимался скандальный клип «Ибица». Усесться тому на лицо своим задом. А потом простодушно не понимать всеобщего омерзения. «Ведь мы всего лишь беззаботно шутили, прикалывались… А какашки — это же какао и шоколад».

В гардеробной загородного дома Киркорова, там, где висят сотни нарядов, когда-то у прежнего владельца был… садо-мазо салон. С шестами, «пыточными» станками. Видимо, туда приходили гости, чтобы понарошку пострадать и помучиться от «боли». Так нагуливали «аппетит» к жизни, в которой слишком много пресыщения. Что забавно, интервьюерша Ксюша Собчак, замирая от восторга в этом БДСМ гардеробе, раю шопоголизма, призналась походя: «Мне так хочется иногда, чтобы меня выпороли как следует».

Конечно, удар плеточкой отлично снимает внутреннее напряжение…

После сорока наш российский Питер Пэн все-таки сдался. И за океаном суррогатная мать родила для него и дочку, и сына. Но эта капитуляция тоже было понарошку. Ведь сам он по-взрослому не участвовал, так сказать, в процессе.

Дом Киркорова – это «Неверлэнд» для него самого и для его детей. И это что-то вроде стационарного варианта «Небыляндии», куда попадают дети, не желающие становиться взрослыми. Есть и мобильный – его шоу, которые возят трейлеры и десятки людей. И где он появляется в перьях, стразах, масках, коронах… Совмещает сказку с работой.

Единственная мечта, которую он никак не может исполнить – это юношеская талия образца восьмидесятых. Всех этих «Рождественских встреч» с Пугачевой, первых гастролей и аншлагов. Понять можно, ведь Питер Пэн, мальчик, который умеет летать. А тут животик, щечки… Но, как он сам говорит о себе: «Должны же быть на солнце пятна».

Он до сих пор верит, что его любят все… ну, почти все. И слушают его песни, возможно, иногда даже тайком. Он заработал каждую золотую пуговицу на тысяче своих безумных пиджаков. Пел с Майклом Джексоном, был на короткой ноге с Селин Дион… Мировая звезда постановок Франко Драгоне ставил его шоу… Он спас львенка в сафари парке в Крыму… Подарил в Кремле президенту Путину свое золотое кольцо с головой Путина – в ответ на подаренные шахматы, в которые теперь играют его дети… Живет на «Острове мечты» в доме, который когда-то «украл» его сердце, а потом, в кризис, стремительно подешевел и стал все-таки его жилищем…

Под силу ли что-то подобное обычным людям, без всяких синдромов и маний? Увы, нет. Так что надо попросить Филиппа сдать биоматериал на сыворотку успеха и любви к себе. Очереди будут стоять, длиннее, чем за билетами на шоу!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *