Маршал-катастрофа. За что Сталин расстрелял самого бездарного советского военачальника?

Помимо выдающихся полководцев, ковавших для Советского Союза победу в Великой Отечественной войне – Жукова, Рокоссовского, Василевского, Малиновского и многих других – были в «обойме» РККА и те, о ком чаще вспоминают в негативном ключе. Типичный пример – маршал Григорий Кулик. «Маршал –катастрофа» или «самый бездарный советский военачальник» как принято его называть. Он благополучно избежал репрессий предвоенных лет в отличие от своей второй жены, ушел от наказания и во время войны, несмотря на многочисленные неудачи и поражения.

Маршал Кулик – или катастрофа, как его звали за военные «успехи».

Казалось, этому непотопляемому человеку уже ничего не грозит, но печальная судьба его все же настигла. Правда гораздо позже – в 1950 году…

Пламенный революционер

Выходец из крестьянской семьи Григорий Иванович Кулик еще до начала Первой мировой войны вступил в революционный кружок и стал активным участником большевистского подполья. Служил в артиллерии и сделал неплохую карьеру еще в Царской армии, пройдя путь от простого солдата до старшего фейерверкера – высшего унтер-офицерского чина. Такой успех, несмотря на крестьянское происхождение, говорит об одном – определенные таланты у Кулика были. Он вполне мог подняться и выше, получив специальное военное образование, но в стране грянула революция.

Соратник Ворошилова и Сталина

После фактического развала Армии, Кулик вернулся в родную деревню под Полтавой и там сколотил большевистский отряд из бывших военных. Но после подписания Брестского мира, когда Украина была оккупирована германскими войсками, бывший артиллерист пробился в Россию и там вступил в 5-ю армию Ворошилова. Это знакомство и помогло ему сделать карьеру. Климент Ефремович не доверял царским офицерам и подыскивал себе артиллерийского специалиста из числа простых солдат-большевиков. Так Кулик стал начальником артиллерии сначала 5-ой, а потом 10-й и 14-й армий, которыми последовательно командовал Ворошилов.

Благодаря участию в обороне Царицына Кулик получил поддержку Сталина.

При бороне Царицына будущий маршал-катастрофа познакомился со Сталиным. Тот тоже не очень доверял кадровым военным Царской армии, а поэтому выбор Ворошилова поддержал. Правда, пока военной сферой заведовал Троцкий, который был невысокого мнения о полководческих талантах Кулика, тот оставался на посту начальника артиллерии Северо-Кавказского военного округа и вряд ли имел шансы продвинуться выше. Но когда Троцкого на его посту сменил Ворошилов, Григорий Иванович сразу получил должность главы Артиллерийского Управления РККА.

Правда, ненадолго. Вообще межвоенная карьера Кулика больше напоминает езду на американских горках: стремительные взлеты сменялись понижением в звании. Главным артиллеристом Красной Армии Кулик пробыл три года. После чего под предлогом «недостатка образования для высоких должностей» был отправлен на курсы в Военную академию, после которых получил лишь должность командующего корпусом. В этой должности он и отправился в Испанию в качестве военного советника командира Мадридского фронта. Правда, уже через год вернулся обратно, по настоянию Сталина вновь заняв пост главы Артиллерийского Управления РККА.

В эпоху репрессий

Вторая жена Кулика Кира Ивановна Симонич была арестована и расстреляна без предъявления обвинения в 1939 году. По информации НКВД, она «вела свободный образ жизни и была знакома с иностранцами». Впрочем, эта запись в деле появилась еще до замужества. Какова была истинная причина ареста и расстрела, при всех своих связях не смог узнать даже Кулик. Впрочем, его самого чистки не коснулись, даже несмотря на то, что он выступал против репрессий и даже обращался по этому вопросу с письмом к Сталину.

Маршал-катастрофа

Если не считать Испании, то первым конфликтом нового времени для Кулика стали бои на Халкин-Голе. Незадолго до этого он стал заместителем Наркома обороны Ворошилова и в этой должности был отправлен для помощи Жукову в вопросах координации артиллерии. Опыт был неудачным – попытки Кулика вмешаться в командование в критический момент столкновения привели к выговору и отзыву в Москву. Далее было участие в Польской кампании и Зимней войне, за что Кулик получил Маршала и Героя Советского Союза. Это стало высшим достижением в его военной и политической карьере.

После Халкин-Гола Жуков был невысокого мнения о «талантах» Кулика.

С началом Великой Отечественной войны маршал был отправлен на фронт и там «показал» себя во всей красе. Вместе с частями 3-ей и 10-й армий, действия которых он должен был координировать, Кулик попал в «котел» и только через две недели вышел к своим. По воспоминаниям товарищей по несчастью, в этой ситуации маршал повел себя крайне непорядочно: приказал выбросить оружие, документы и награды и переодеться в крестьянскую одежду. Это трусливое решение и счастливая случайность помогли выбраться Кулику из окружения – он чудом разминулся с немецкими войсками и пересек линию фронта на крестьянской подводе.

Следующий провал маршала – операция по прорыву немецкого окружения под Ленинградом в статусе командующего 54-й армией в сентябре 1941. А в октябре он был отправлен в Керчь с личным приказом Сталина – во что бы то ни стало, удержать город. Стоит ли говорить, что уже через неделю Керчь была сдана. Эвакуированный из Крыма Кулик отправился на помощь войскам, оборонявшим Ростов-на-Дону. На следующий же день немцы вошли в город. Такого количества ошибок маршалу простить не смогли – его лишили занимаемой должности и наград и разжаловали до генерал-майора.

Хоть Ворошилов и покровительствовал Кулику, не считал того выдающимся военачальником, говоря, что ему ближе партизанские действия, чем военная стратегия.

Неудачника надолго отстранили от руководства боевыми частями – вплоть до весны 1943 года. Но его опыт участия в Белгородско-Харьковской наступательной операции в составе Воронежского фронта, опять был провальным. Далее, как известная субстанция в проруби, Кулик мотался по тыловым должностям. А в июне 1944 года был даже восстановлен в правах на награды – видимо, по выслуге лет. Правда и этот относительно благополучный период карьеры не был долгим. В опалу Кулик попал уже в апреле 1945 года.

Опальный генерал-майор

Народная молва гласит, что в России любят обиженных. В этом плане Кулик вполне мог бы рассчитывать на поддержку. Вот только раскаиваться и признавать себя виноватым опальный генерал не собирался. В ошибках он винил начальство, подчиненных, обстоятельства, но никак не себя. И частенько жаловался на то, что его «затирают», не давая руководящих должностей, которые занимают какие-то «выскочки». Самой же большой ошибкой Кулика стала необоснованная критика в адрес Булганина и Берии. После такого в очередной раз выйти сухим из воды было непросто.

В 1945 Кулика лишили партийного билета и в очередной раз понизили в должности, в 1947 году – арестовали. Дело завели по обвинению «в организации заговорщической группы для борьбы с Советской властью». Конечно, никакого реального заговора не было – были лишь «пьяные разговоры» бездарного военного-брюзги. Тем не менее, они стоили жизни не только Кулику, но и генералам Гордову и Рыбальченко. Все трое были расстреляны в августе 1950 года.