Мизогиния: почему женщины ненавидят женщин?

Отношение к женщинам как к априори слабым, глупым и даже опасным пропитывает всю культуру: от пословиц и поговорок до философских теорий. Гегель, например, писал, что «женщины могут быть образованными, но для выс­ших наук, как философия, и для некоторых произведений искусства, требующих всеобщего, они не созданы».

Подобные высказывания можно услышать не только от мужчин. Откуда же неприязнь друг к другу берется в самих женщинах? Попробуем в этом разобраться.

Автор: Дарья Зуева, лектор по культурологии и философии

Что такое мизогиния?

Мизогиния (женоненавистничество) основывается на убеждении, что женщина по природе не дотягивает до мужчины: в способностях, силе, уме, решительности. При этом достижения мужчины считаются следствием его личных качеств и трудолюбия, а женщина добивается всего хитростью и «женскими чарами».

Например, мужчина получает повышение, потому что он хороший сотрудник, а женщина — скорее всего, из-за интимных отношений с начальником.

Но не стоит думать, что мизогинные взгляды могут быть только у мужчин. Женщины тоже могут активно поддерживать сложившиеся стереотипы: «У меня женская логика», «Все женщины — стервы». Именно это и называют женской (или внутренней) мизогинией.

Женская мизогиния

Кате 30 лет. Она бухгалтер в крупной фирме, всю жизнь работает в мужском коллективе. Катя всегда осознанно выбирала место работы, где больше сотрудников-мужчин, ведь женские коллективы напоминают серпентарий: интриги, сплетни, болтовня не по делу. С самого детства она стремилась дружить с мальчиками, играла с ними в войнушку, а куклы и дочки-матери ей казались скучными. «Я не такая, как остальные женщины», — говорит про себя Катя.

История Кати — классический пример проявления женской мизогинии. Установки о том, что женщины отличаются от мужчин, усваиваются с самого детства. Даже игры делятся на две группы: «для девочек» и «для мальчиков». «Девчачьи» чаще всего связаны с имитацией роли мамы и хозяйки. Уже в раннем возрасте девочка слышит от окружающих: «Это занятие для мальчиков», «Не бегай, ты же девочка».

Девочке надлежит быть скромной, приветливой и милой. Мальчики усваивают другие правила: они должны быть сильными, решительными и умными. Конечно, мужская роль многим девочкам кажется более привлекательной, поэтому они хотят отделиться от этого «женского мира» и показать, что достойны большего. Так что проблема не в том, что девочки от природы хуже, а в существующих гендерных стереотипах.

Почему мы ненавидим других женщин?

Стереотипы из детства мы берем с собой во взрослую жизнь: «Остальные женщины только и делают, что говорят о мужчинах и маникюре». Или наоборот: «Я настоящая женщина: умею готовить, навожу порядок и успеваю следить за собой». Достаточно вспомнить высказывание телеведущей Ляйсан Утяшевой о том, что женщина, которая не умеет готовить, — «недоженщина». Но парадокс в том, что нет никакой «идеальной женщины».

Презрение и даже ненависть женщин друг к другу не берется из ниоткуда. Внутренняя мизогиния зачастую вынужденная мера. Женщинам приходится заслуживать социальное одобрение и стремиться быть причастными к мужскому, более привилегированному обществу. Это только поддерживает и укрепляет существующие стереотипы.

Внутренняя мизогиния может отражаться и на профессиональной деятельности. Например, начальница подбирает сотрудников не по способностям и личным качествам, а по половой принадлежности, потому что не хочет работать в женском коллективе.

С женской мизогинией часто сталкиваются студентки. К парням, особенно на «женских» факультетах (т. н. «факультетах невест»), преподаватели могут относиться с бо́льшим терпением и уважением. При этом если девушка обучается «мужской» специальности, то ее считают скорее «украшением группы» и объясняют выбор факультета желанием найти здесь мужа.

В чем вред мизогинии?

Если есть некая «идеальная женщина», то остальным приходится соответствовать такому нереалистичному шаблону. Это создает иерархию и своего рода соревнование. Женщина женщине в этой ситуации становится не подругой, а соперницей — отсюда и появляются убеждения о «змеиной» женской сути. Под вопрос ставится сам факт существования женской дружбы. Такой порядок вещей — эффективный способ разобщения женщин, ведь им становится сложнее доверять друг другу и объединяться для решения своих проблем.

Именно женщины часто оказываются теми, кто обвиняет жертву в случае преступления и насилия. «Сама виновата, нечего было идти к нему домой», «С нормальными женщинами такого не происходит», «Сначала сами провоцируют, а потом парням жизни ломают» — все эти обвинения сыпятся в адрес пострадавших от насилия. Даже если жертва — маленькая девочка, виновной автоматически становится ее мать: недосмотрела, не воспитала, не научила. Внимание с насильника смещается, а жертва получает травму еще и от травли.

Что делать?

Как бы то ни было, в последние годы ситуация начала улучшаться. Женщины стали чаще помогать друг другу, проявлять заботу. Но дело не в том, что раньше женщины были плохими, а теперь стали хорошими. Меняется воспроизводимый обществом стереотип. Развивается культура сестринства, когда женщина, например, выбирает специалиста-женщину, тем самым поддерживая и признавая ее профессиональный статус.

Однако до полного разрушения стереотипов еще далеко. В России неприязнь ко всему женскому пока что остается частью общественной повестки. Оружием в борьбе с мизогинией может стать осознание того, что наивность, эмоциональность, смелость и прочие качества могут быть присущи человеку независимо от пола.

В первую очередь нужно обратить внимание на свои мысли и высказывания. Задайте себе вопрос: а не использую ли я мизогинную лексику? Не навешиваю ли на людей основанные на стереотипах ярлыки?

Посмотрите вокруг: рядом с нами живет много умных, талантливых, профессиональных женщин. Они растят детей, летают в космос и спасают человеческие жизни. ​​Признайте их вклад: только так получится изменить ситуацию.

Профессиональный вклад женщин часто замалчивается, а их достижения присваиваются мужчинам. Такой социальный феномен называют «эффектом Матильды».