Опубликовано Оставить комментарий

Обыкновенный фашизм: почему он победит во всём мире…

Чтобы не устраивать разборки в комментариях, определимся с терминологией, что такое фашизм. Предпочту формулировку Георгия Димитрова: это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала. Здесь всё в одну копилку ляжет: итальянские «fascio», свастики третьего Рейха и особенно — японский «дзайбацу».

Нужно помнить, что национализм — штука более примитивная, не всегда идёт рука об руку с фашизмом, но при первой же возможности старается его использовать. А сегодня очень трудно отделить капиталистическую модель экономики в рамках идеологии неолиберализма. Но кое-какие признаки и тенденции прямо указывают — призрак фашизма уже не просто бродит по миру, он уверенно побеждает.

Пещерный фашизм.

Легче всего он прорастает в государствах, которые считают себя «обиженными и униженными», привыкших, что их кормят-поят и защищают более сильные политические игроки. Как только халява заканчивается, немедленно пустоту заполняют безликие финансовые структуры, вытаскивающие на белый свет самые странные и уродливые политические «элиты». Чаще всего — нацистского толка.

Это происходит везде, на Западе и Востоке, независимо от территории, вероисповедания и традиций населения. Всё кружится вокруг «чувства долга». Нет, не перед родиной. Это когда тебе кто-то «что-то должен». Фашизм — ещё средневековая идеология, чудесно пережившая феодализм, абсолютизм, буржуазные и научно-технические Ренессансы, социализм и стадии капитализма. Как написал Борис Стругацкий:

«корнями своими феодализм уходит в дофеодальные, ещё пещерные времена, в ментальность блохастого стада бесхвостых обезьян: все чужаки, живущие в соседнем лесу, отвратительны и опасны, а вожак наш великолепно жесток, мудр и побеждает врагов. Эта первобытная ментальность, видимо, не скоро покинет род человеческий. И поэтому фашизм — это феодализм сегодня. И завтра».

Фашизм — это древнейшая готовая инструкция, как поступать с несогласными. Никто не забыл, с какой скоростью пещерный фашизм поразил некоторые национальные республики бывшего СССР? А ведь все были приличными советскими людьми — мирными, трудолюбивыми, искренними интернационалистами. До тех пор… пока сыпалась халява, манна небесная из метрополии. Как она приказала долго жить, у всех нашлись толстенные долговые книги.

(Иллюстрация из открытых источников)

А что приключилось с некоторыми странами Варшавского Договора, пресловутой Восточной Европой? Их спасли от гитлеровского геноцида и второсортности «унтерменшей», всем советским миром восстановили экономики, устранили внутреннее социальное неравенство, дали лучшее образование и медицину, построили конкурентоспособные промышленные отрасли мирового уровня…

Вырастили в итоге… порой нацистских монстриков, которые начинают бросаться на бывшего кормильца. По уродливой логике: раз кормит — значит должен, раз должен — значит виноват, раз виноват — значит… корми снова и сытнее. Круг замкнулся, сжался… из него полезло что-то коричневое и дурно пахнущее. Но прекрасно знакомое и узнаваемое по кинохроникам и документам середины ХХ века. Те же лозунги, те же символы и риторика.

Польша, Румыния, Прибалтика, Украина, Грузия, часть Средней Азии… даже после распада СССР никто из Москвы словом не обмолвился о каких-то долгах России, как на протяжении десятилетий безвозвратными инвестициями (в ущерб собственному титульному населению) закачивались туда сотни миллиардов долларов. Живите спокойно. Но нет, итогом стала какая-то пещерная русофобия, шизоидный национал-фашизм.

Расчётливая и прижимистая Украина. Вполголоса ворча тихонько на русских, чудесно принимала дешёвый газ, осваивала почти 200 миллиардов долларов российских инвестиций в свою экономику с 1991-го года. Умным телятей сосала молочко у двух мамок, восточной и западной. Но как только власть госпереворотом захватила бандеровская хунта, буквально сошла с ума.

Сегодня всё смешалось, ничего не понятно. То «Европа предала Украину», то «Россия разрушает Украину изнутри», то «Трамп (или Байден) продаёт Украину Путину»… Все виноваты. Кого не возьми в мире — никто не увернётся от разящего меча обвинений улицы Банковой. А градус ненависти к «должникам» строго ранжирован: кто больше халявы сыпал и дольше кормил — тот наиболее виноват.

(Иллюстрация из открытых источников)

Это как понимать? Всё просто. Пещерный национал-фашизм. Избалованный родителями ребёнок, который обязательно вырастет в социального циничного монстра. Не живущего честным трудом, на вечных побегушках у паханов с непыльными, но всегда грязными поручениями.

Фашизм неолиберализма…

Раньше было понятнее. Фашизм ХХ века был неразрывно увязан с классовой борьбой, профсоюзными движениями. Именно с опорой на профсоюзы пришли к власти Муссолини и Гитлер, сумевшие задавить прокоммунистические крылья рабочего движения, впрыснув яд национализма.

Объяснили… кто и сколько «должен» за пределами Италии и Германии. А японский фашизм «дзайбацу» вообще мирно и спокойно прорастал с самого начала века в идеальных тепличных условиях промышленных и финансовых корпораций. Страшная Вторая мировая должна была искоренить эту страшную заразу.

Ан нет, это было невозможно в принципе. Поскольку фашизм глубоко укоренён в традициях и культуре многих стран, что европейских, что азиатских. Посмотрите, что происходило в американской или британской зонах оккупации. Бывшие высокопоставленные нацисты Третьего Рейха и коллаборационисты прочих стран не попали на виселицы или в тюрьму. Большинство расселось по тёплым и уютным креслам.

Нацистский генерал Адольф Хойзингер занимал пост председателя Военного комитета НАТО, палачи Эрих фон Манштейн и Гейнц Гудериан стали советниками по обороне в правительстве ФРГ. А Рейнхард Гелен — основатель РОА Власова… создал западногерманскую спецслужбу БНД. Про финансово-промышленные элиты Третьего Рейха и США вообще разговор отдельный, они не прекращали плодотворного сотрудничества ни во время войны, тем более — после.

Европа окончательно пала перед фашизмом в октябре 2018 года, когда Европарламент специальной резолюцией призвал страны ЕС к запрету организаций неонацистского, расистского и ксенофобского толка. Это правильно. Но зачем-то протащив в эту резолюцию в «защиту прав ЛГБТ». Это тут причём?

(Иллюстрация из открытых источников)

Ларчик открывается просто, представителям Европарламента хочется переписать собственную историю, расставить нужные фашизму акценты деления на правильных и … всех остальных заблуждающихся. Расконсервировать замороженную на долгие десятилетия ситуацию, когда не принято было говорить, как именно нацизм Рейха зарождался. Что гомосексуализм был самой первой его опорой. Немецкий еврей и философ Теодор Адорно (1903-1969 гг.) точно же сказал:

«типичная авторитарная личность, составляющая социально-психологическую базу фашизма, — садомазохистский гомосексуал, испытывающий потребность в том, чтобы беспрекословно подчиняться вождю».

Первые нацистские кружки появились в среде гомосексуалистов, лидер штурмовиков СА Эрнст Рем был открытым содомитом, как и правая идеологическая рука Гитлера — Рудольф Гесс. Гитлеру пришлось это лихо даже укорачивать на голову, чтобы получить народную поддержку нетолерантного и религиозного населения. Но дело было уже сделано.

Что теперь получает Европа, сделав условием евроинтеграции государственную политику в защиту содомитов? Нет, еврокомиссары сами стараются держаться традиционных ценностей, но получают право на запрет и государственный террор против «неонацистских партий и организации». Которые совсем не про нацизм. А резко выступают против неконтролируемого приёма мигрантов и открытой ЛГБТ-пропаганды, особенно среди детей!

Так клеймо «неонацистов» получили французский «Народный фронт» Мари Ле Пен, итальянская «Лига Севера» Маттео Сальвини, все прочие европейские «евроскептики», которые идеи фюрера не пропагандируют и не разделяют. Они просто категорически возражают против идеологического и экономического господства США. Указывая в сторону Нового Света… где легально действует Американская нацистская партия!

(Фото из открытых источников)

Европа воды в рот набирает, когда в Прибалтике и Украине идут марш-парады бывших палачей-эсэсовцев и коллаборационистов. Благосклонно взирает на премьера Польши Матеуша Моравецкого, возлагающего цветы на могилу карателей Свентокшицкой бригады Святого Креста, созданной гестапо.

Но тут же Евросоюз обвиняет Польшу в «неонацизме и фашизме», стоит Варшаве провести реформу судов и ограничить деятельность либеральных СМИ, которые заняты пропагандой ценностей, не приемлемых довольно консервативными католиками-поляками.

Европейская пресса клеймит «фашистом» венгерского премьера Виктора Орбана. Не потому что он призывает «чтить память венгров, сражавшихся на Дону с Красной армией» (спросите жителей Воронежской и Курской областей, что они думают по сему поводу). Он назначен пособником нацизма за… жёсткий отказ принять мигрантов из Африки.

Может, очнёмся? Начнём каждый день указывать приезжающим к нам «западным партнерам», что у них в доме творится. Как русофобия, фашизм, официальное проявление агрессивного национализма и шовинизма уже стали нормой на всём пространстве Европейского союза, в США и Канаде, на Украине, в Прибалтике и т.д. Что оправдывается правом на свободу выражения мнения.

Как грибы после дождя вырастают памятники военным преступникам и палачам войск СС. А это объясняется «примирением, исторической памятью об обманутых согражданах, которых мы вспоминаем с… чисто человеческих позиций». А возле этих «символов памяти» откровенно «зигуют» официально разрешённые неофашистские организации типа бельгийских «Фламандского боевого порядка» «Расовой добровольной силы» и десятков других в Старой Европе.

(Фото из открытых источников)

Может, пора обратить внимание на Германию, в которой уже отмечают день рождения Гитлера рок-фестивалем «Щит и меч» под крышей Национал-демократической партии (НДПГ)? Можно долго перечислять, как в Греции, Болгарии, Италии, Нидерландах, Румынии, Финляндии, Словакии, Хорватии, Швеции и Австрии… совершенно спокойно действуют фашистские «организации памяти».

Фашизм победит...

Точнее… уже победил. Как и положено, строго в рамках либерализма, где всяк кулик имеет «право собственного мнения», подкреплённого расчеловечиванием, стёртой исторической памятью, поп-культурой, компрадорством и дикими законами рынка. Это такая модель экономики, приводящая в каждый дом фашизм.

В 1920-х либерализм стал первой ступенькой к нему, история повторяется вновь. Это не идеология, а непременная стадия экономического развития. Как демократия обязательно создаёт олигархию, потом приводящую к автократии. Фашизм выходит за рамки стандартных демократических процедур, не обращая внимание на смешные «социальные договоры» между элитами и населением.

Только законы рынка сегодня диктуют абсолютно всё: от фамилий президентов и политического устройства государства — до морально-этических правил человеческого общежития, содержания образовательных программ и ассортимента потребительской корзины. Где всем правит наднациональный мир биржевых индексов, стоящих вне законов общества. Ограбленного под прикрытием демократических пустых лозунгов и деклараций.

(Иллюстрация из открытых источников)

Не верите? Тогда пройдёмся по историческим маркерам, которые всегда сопровождали фашизм. Первое, что обязательно появлялось — это «национальная гордость». Как водится — растоптанная, оскорблённая и попранная. Которая взывает к мести. Её адресатом может стать любая неведомая зверушка: евреи, коммунисты, цветные, соседи по ту сторону госграницы, носители другой национальной или идеологической доктрины.

Фашизм делает патриотизм условным и широким понятием. Немного искажённой исторической правды, щелчок пальцами и… Бандера с Шухевичем становятся не палачами, а борцами против панской Польши и жидо-большевиков. Ещё щёлчок — адмирал Колчак с генералом Красновым… превращаются в защитников ценностей «самодержавия — народности — православия» и великими географами.

Так же сегодня живет Европа, где полностью стёрта грань между итальянским карбонарием, борющимся с Наполеоном… и чернорубашечником Муссолини, который восстанавливает социальную справедливость в хаосе послевоенной Италии. Где нет разницы между кайзеровским солдатом, идущим в полный рост на британский пулемёт и солдатом вермахта, сжигающим крестьянскую лачугу с ее обитателями в рамках борьбы «с красной сталинской заразой и ГУЛАГом».

Национализму нужен лидер или главенствующая политическая сила. Это вторая подпорка любого фашизма. Харизматичная личность или сплоченный круг идейных единомышленников, создающие государственную систему при полном одобрении большинства населения. Только они вместе способны защитить народную идеологию от внешнего врага. Кто против — враг народа, предатель национальных интересов, «пятая колонна».

Так появляется простая доктрина: воля миллионов людей выражается волей правителя, либо аппаратом чиновников. Нация противостоит плохому «окружающему миру», готова превратиться в военный лагерь, жить в ожидании скорой и неминуемой войны. Для этого применяется простое средство — взывание к традициям славных предков, их историческому величию.

Фашизм — это всегда что-то древнее, хорошо забытое, но обязательно из раздела мифов и преданий. Такая ретроспективная программа, как было раньше хорошо (при условии единения народа с легендарным князем, воином, императором). Фашизм — это средневековое мышление масс при финансовых инструментах контроля, некоторых элементах научно-технического (исключительно прикладного) прогресса.

(Иллюстрация из открытых источников)

То есть, консервативная революция назад. Население необходимо либерально-демократическими методиками развратить, вбить в нищенское состояние бесправием, а затем оправдывать любые, самые зловещие преступления… лозунгами «восстановления справедливости и обретения гражданских свобод». Но для этого должно существовать настоящее и очевидное неравенство в обществе, либо острый социальный кризис.

Поскольку фашистские государства — это армии, они всегда закладывали строгую иерархию подчинения. Осознание такого неравенства органично в сознании европейцев, у кого больше денег — тот ближе к власти и лучше живёт. Как устранялся негатив к феодалам, господам, олигархам и финансовым хищникам? Так называемой «демократизацией», брошенными с барского стола косточками — гражданскими правами и свободами. Но сути фашизма не меняло, лишь крепило к нему доверие.

Может сегодня бюргер Германии повлиять на политику собственной страны? Сравняться в привилегиях с топ-менеджерами гигантов-концернов, которые диктуют волю канцлеру и бундестагу? Не смешите. Но в голову вбит императив: нужно ходить на выборы, мой голос что-то значит, от него зависит будущее моих детей… Ага. На самом деле в фашистском государстве право на жизнь обывателя не дороже тараканьей. Так было, так будет.

Демократическая пропаганда более не действует, пустопорожнее «равенство» повсеместно закреплено в Конституциях, легитимно и государственно оправданно… и не соблюдается де-факто. Вскоре будет переписано в сторону «отмены Юрьева дня». Евросоюз последовательно разрушает национальные (уже ставшими бумажными) гражданские привилегии, выстраивая жесточайшую систему имперской иерархии.

Брюссель пока прекрасно справляется в ролью фюрера, но недалёк день… когда настоящие проклюнутся в самых разных странах. Судя по уличным диалогам протестующих с полицией на улицах европейских городов, обязательно появятся сакральные кровавые жертвы, случайные или подсунутые провокаторами. Символы пивных Путчей.

Фашизм должен пронизывать всё общество сверху донизу, быть тотальным. 2008 год… череда «цветных революций» Магриба. Последовательное разрушение государств с сильными национальными правительствами, собственной идеологией. Разгромленный Ближний Восток, вздыбленная Украина… А оставшиеся пока вне системы «западных ценностей» страны заняты борьбой с ветряными мельницами. Не с болезнью, а с больными… Тем самым проигрывая вдолгую своё будущее.

(Иллюстрация из открытых источников)

Страшная особенность фашизма — моментально распространяться. Щелчок… и за 20 лет ХХ века фашистская идеология поразила даже те страны, которые никаким боком не соответствовали большинству предпосылок появления этой заразы.

Как и сегодня. С национальными полутонами и отличиями — свой фашизм имеют США (аж целых два по расовому признаку!), Канада, Австралия, Бельгия, Румыния, Греция, Турция, Украина, Польша, страны Балтии. Но суть неизменна. Всё строго по старым чертежам, где нет стандарта и унификации.

Каждое фашистское государство опирается на собственную историческую ретроспективу и национальный Миф. Фашизм Третьего Рейха отличался от итальянского, испанского, румынского и венгерского. У каждого были свои яркие черты, но модель — общая. Где в первую очередь возрождали собственное древнее «язычество» или модифицировали христианство под национал-фашистские интересы.

Цель тоже понятна. Народу необходимо быть носителем почвенного сознания. На время его можно заменить идеологией (нацистской, коммунистической, демократической, рыночной), но это крайне ненадёжный инструмент.

Нужно что-то первичного характера, древнего и хорошо забытого. Которое легко переписать, чтобы деление на «чистых и нечистых, праведных и неправедных» уходило как можно глубже в толщу времён. Только так фашизм может создать непротиворечивую чёрно-белую картинку мира на всем ее протяжении.

Выводы…

Итак, капитализм снова вернулся в состояние 30-х годов ХХ века. Демократические процедуры дискредитированы диким рынком, а принципы либеральной демократии не способны бороться с фашизмом. Они уже сами по себе становятся бензином «прав свободы мнений» для горящего костра.

Когда любой олигарх способен свергнуть национальную автократию финансированием полумёртвой и малочисленной оппозиции, а транснациональный нефтегазовый консорциум… создать монстра типа игиловского, чтобы погрузить в кровавых хаос целые регионы. Это и есть фашизм, главенствующий финансовый инструмент геополитики. Деньги могут и решают абсолютно всё.

(Иллюстрация из открытых источников)

Как написал Борис Стругацкий, главным признаком фашизма — является ложь. «Не всякий, кто лжёт, — фашист, но всякий фашист обязательно лжец». Потому что по-другому фашизму не выжить. Не обоснуешь национализм, не разделишь людей на сорта, не назначишь виноватых и должников. Чем чудовищнее ложь и чаще повторяется — тем страшнее фашизм в своих поступках. Эрнест Хемингуэй верно сказал: «Фашизм есть ложь, изрекаемая бандитами».

Русофобия, «пробирка с химическим оружием», атака небоскрёбов по приказу из пещер Афганистана, Югославия, «Белые каски», «они же дети», «советская оккупация»… можно бесконечно перечислять глобальную ложь сегодняшнего фашизма. Когда острое неприятие пропаганды ЛГБТ — официальное преступление, осуждение дикой миграционной политики — реальный тюремный срок.

Социализм уничтожен, коммунистический Интернационал не возродить. Сдерживающая долгое время неонацизм агрессивная (в этом вопросе) дипломатия Андрея Громыко умерла. Наши лидеры спокойно жмут руки тем, кто возлагает цветы к монументам палачей СС в рамках «международного консенсуса и следования государственному протоколу».

Оппозиции фашизму больше нет, принципы «человек человеку друг, товарищ и брат» уничтожены либерально-демократической идеологией. Как и гуманистическое искусство с философией. Сегодня идеологией фашизма становится гламурный авангард. Щелчком пальцев превращаемый «кто не скаче, тот… москвич», смену государственного флага на любой, хоть красно-коричневый с зигованием под рёв «Героям слава».

(Иллюстрация из открытых источников)

Что победило в своё время фашизм? Союз демократии, идей социализма, гуманистического искусства и религии. Жёсткие лидеры, прекрасно отличающие чудовищную ложь от горькой правды, не боящиеся крови и свято верящие каждый в собственные идеалы. Не ставящие любые права впереди телеги обязанностей.

Но у них была прививка от национализма, широкое имперское мышление. Все компоненты этой победы сегодня сознательно уничтожены, «борьба за права» вытеснила любые представления о долге, нравственности и морали. Америка и Европа открыли ящик Пандоры, осталось недолго ждать, когда из него полезут самые жуткие и фантасмагоричные монстры.

«Сущность фашизма — диктатура нацистов. Это значит, останутся ложь, кровь, война. Мы живём в опасное время. Чума в нашем доме. В первую очередь она поражает оскорблённых и униженных, а их так много сейчас. Можно ли повернуть историю вспять? Наверное, можно — если этого захотят миллионы, многое зависит от нас самих. Не все, конечно, но многое». (Б. Стругацкий)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *