Опубликовано Оставить комментарий

Плющенко и Ягудин. Самое отчаянное противостояние в истории фигурного катания.

Впервые за несколько лет Ягудин почувствовал, что сегодня он лучше Плющенко. Он уже поймал птицу счастья и не собирался ее отпускать. Неуверенность, травмы, конфликты с тренером, насмешки в прессе — все, что снежным комом наваливалось на фигуриста в последнее время, теперь совершенно ничего не значило. И когда они сели рядом после заключительной разминки, Алексей впервые за несколько лет посмотрел в глаза Евгению с уверенностью, что как бы Плющенко не откатал произвольную программу, что бы он не сделал, именно в руках Ягудина будет золото Олимпиады. Награда, которая должна поставить наконец точку в их десятилетнем противостоянии…

Алексей Ягудин и Татьяна Тарасова. Зона kiss and cry после произвольной программы на зимних Олимпийских играх 2002.

Часто ли вы слышали, чтобы какие-либо спортсмены не любили друга друга? А чтобы враждовали? А так, чтобы ненавидели всей душой и этого ни капли не скрывали? Конечно профессиональный спорт это не про любовь или крепкую дружбу. Даже если спортсмены тренируются у одного тренера, все равно они остаются соперниками. А отсюда возникают и конфликты. Обычно подобные вещи стараются скрыть, не афишировать лишний раз.

Но сегодня пойдет речь об исключительном случае, когда два великих спортсмена ненавидели друг друга на столько сильно, что этого нисколько не скрывали, а неудачам оппонента открыто радовались. И что самое удивительное, именно это стремление быть лучше чем соперник во многом и сделало из них одних из самых великих фигуристов своего поколения. Мы поговорим о противостоянии Евгения Плющенко и Алексея Ягудина. Противостоянии неистовом и бескомпромиссным длинной в карьеру каждого из них.

Евгений Плющенко. 1992 год.

18 марта 1980 года в Ленинграде родился Леша Ягудин. И уже в четырехлетнем возрасте мама отвела его на коток. До 12 лет будущий олимпийский чемпион занимался под руководством Александра Майорова. А в 1992 году начал тренироваться под руководством Алексея Мишина в «Юбилейном».

Женя Плющенко родился на полтора года позже в поселке Джамку Хабаровского края. В трехлетнем возрасте вместе с семьей переехал в Волгоград, а уже в 4 года мама отвела его на каток. Сначала мальчик тренировался у Татьяны Скалы, а с 1990 года у Михаила Маковеева. В возрасте 11 лет волгоградская ледовая арена закрылась и семья приняла судьбоносное для молодого фигуриста решение — перевезти ребенка в Санкт-Петербург, где Женя поначалу жил без родителей, и лишь только на следующий год мама смогла переехать к сыну. Его тренером стал Алексей Мишин.

Алексей Ягудин. Победитель юношеского чемпионата мира 1996 в Брисбене.

И вот как раз здесь две судьбы великих фигуристов переплелись, по сути, воедино. Мишин уже тогда был довольно успешным тренером. В начале 90-ых под его руководством занимался лидер сборной страны Алексей Урманов. Когда Плющенко приехал в Санкт-Петербург, Ягудин тренировался у Мишина уже второй год. Алексей Николаевич почти сразу заметил талант Евгения и по причине очевидных проблем с финансами у семьи молодого фигуриста, позволил будущему олимпийскому чемпиону жить у себя в квартире и заниматься бесплатно с условием в будущем отдавать треть заработанных призовых, при удачном течении карьеры спортсмена.

Первое время оба молодых фигуриста были в тени более взрослых и успешных учеников Алексея Николаевича. Мишин никогда не заходил в раздевалку и поэтому не знал, что там происходит. А там процветала дедовщина. Поначалу всех больше доставалось Алексею Ягудину. Как рассказывал сам фигурист, случаев было множество, но одним из самых запоминающихся стал момент, когда после его победы на одном из турниров более взрослые фигуристы заперли его в шкафчике для одежды более чем на час.

Евгений Плющенко. Чемпионат мира среди юниоров 1996.

Но затем пришел Плющенко. Самый молодой фигурист группы стал основным объектом для издевательств. А вчерашняя жертва — Ягудин, со слов Евгения, стал чуть ли не главным угнетателем. Алексей чаще других говорил Евгению, чтобы тот «валил в свой Волгоград», а также исподтишка бил.

По сути, с самого начала занятий в группе отношения фигуристов стали напряженными. Однако первое время, во многом из-за разницы в возрасте, Алексей не чувствовал в Евгении реального соперника. Их первая серьезная встреча на льду состоялась на юношеском чемпионате мира 1995 года. Ягудин с легкостью выиграл турнир, а Плющенко остался лишь шестым.

В целом Алексей Мишин старался разводить своих молодых фигуристов по разным турнирам. Ягудин периодически попадал на одни и те же соревнования, что и лидер сборной Алексей Урманов и часто оставался в тени более именитого фигуриста. Позднее Ягудин расскажет, что не считает это простым совпадением. Со слов будущего олимпийского чемпиона Алексей Николаевич делал это умышленно, чтобы «любимчик» тренера Евгений Плющенко выигрывал:

«Наконец, меня осенило: Мишин хотел, чтобы я постоянно проигрывал Алексею! Пока я пытался вырваться из этого замкнутого круга, Плющенко выступал в других турнирах, выигрывал их и набирал силу.» — позднее расскажет Ягудин.

Skate America 1996. Алексей Урманов занял второе место, Алексей Ягудин — третье.

Подтверждением данной теории стали три проигранных турнира Ягудиным в сезоне 1996/1997, где неизменным победителем становился Урманов. Сам же Мишин полностью отрицал фаворитизм в отношении к своим фигуристам, заявив, что причиной подобных мыслей Ягудина стала ревность к Плющенко, через призму которой и смотрел Алексей на все решения тренера.

Однако сам Евгений был кардиально иного мнения. С его слов Ягудину доставались самые лучшие программы и музыка, а ему самому лишь остатки.

Но это не мешало Плющенко раз за разом пытаться доказать оппоненту свое превосходство. Даже не тренеру, а именно Ягудину. Например, когда Алексей Николаевич уезжал на турниры, а младшие в группе оставались одни, тренировки, со слов Плющенко, проходили так:

«Если он выехал на лед, и мне непременно нужно было выехать. Если он делал прыжок, значит я делал каскад из двух прыжков. Я постоянно стремился сделать больше, чем он. Конечно, Алексей злился, он уже видел во мне сильного конкурента. Я это кожей ощущал», — рассказывал Плющенко.

Евгений Плющенко на трунире NHK Trophy в Саппоро. 1998 год.

В олимпийском сезоне 1997/1998 Алексей на турнирах постоянно обходил Евгения. Однако отношения Ягудина с Мишиным стремительно ухудшались. Со слов Ягудина он часто мог оспаривать решения тренера на тренировках, а на турнирах в свободное время отдыхал с другими фигуристами, нежели сидел в номере, как того требовал тренер. Евгений же, напротив, во всем слушался тренера:

«Если Мишин внезапно приказывал ему прыгнуть – будь то на льду или на полу тренировочного зала, – он лишь слышал в ответ: «Как высоко?»» — написал Ягудин в своей автобиографии.

Возможно главным турниром, повлиявшем на отношения Мишина и Ягудина стал чемпионат Европы в Милане. Еще в самолете, когда Ягудин по привычке играл в компьютерные игры, чтобы отвлечься от волнения, тренер запретил ему это делать, заявив, что игры утомят фигуриста и отнял компьютер. На самом чемпионате Алексей Николаевич кричал на фигуриста когда тот приходил поздно в номер, и заставлял являться на каток за час до тренировки, хотя Ягудин привык приезжать за 20 минут. Взаимное недовольство нарастало. Ну а после того, как Ягудин победил на турнире, Алексей узнал от своего друга, что Мишин был недоволен распределением мест, и хотел, чтобы именно Плющенко стал победителем.

Ну а заключительным аккордом в отношениях тренера Мишина и ученика Ягудина стала Олимпиада, где Алексей занял лишь пятое место. Тогда, услышав оценки после произвольной программы Алексей Николаевич встал и ушел, оставив Ягудина одного.

Алексей Ягудин после произвольной программы на зимних олимпийских играх 1998 года в Нагано.

На чемпионат мира в Миннеаполисе от России должны были поехать два фигуриста. На вторую путевку претендовала «неразлучная» пара Ягудин и Плющенко. И хоть Алексей до этого выступал лучше своего оппонента, выбор ФФКР пал именно на Евгения. Однако, незадолго до стартов, Кулик объявил о завершении карьеры и на соревнования смогли поехать оба фигуриста. В итоге Алексей победил на турнире.

Летом 1998 года Ягудин принял решение сменить тренера. У Татьяны Тарасовой, еще одного российского топового тренера того времени, как раз ушел ученик — Кулик. Алексей позвонил ей и попросился в группу. Через некоторое время Татьяна Анатольевна согласилась.

В уход Ягудина Плющенко не верил до последнего момента — пока Алексей не пропустил тренировку.

«Честно говоря, я обрадовался, когда он ушел к Тарасовой. Очень обрадовался и этого не скрываю» — написал Плющенко в своей автобиографии.

Алексей Ягудин и Татьяна Тарасова. Чемпионат мира по фигурному катанию 1999.

Первая победа Плющенко над Ягудиным случилась на чемпионате России в 1999 году. По мнению Алексея, она была незаслуженная, а главным фактором своего проигрыша он назвал обещание президента ФФКР Писеева, что после ухода от Мишина Ягудин не выиграет ни одного старта. Уже через две недели Ягудин взял реванш — выиграл чемпионат Европы. Затем были победы в финале Гран-при и чемпионате мира.

Но на этом превосходство Ягудина над Плющенко прервалось и превратилось в полную доминацию Евгения. Финал Гран-при, два чемпионата Европы, два чемпионата России, чемпионат мира. Ягудин очень сильно переживал происходящее, и терял уверенность в собственных силах:

«Это дико, но постепенно я стал привыкать к тому, что Плющенко становится лидером в нашей очной борьбе» — написал Ягудин с своей автобиографии.

Это же замечал и Плющенко, отметив в своей биографии, что Алексей не выдерживал конкуренции и был психологически подавлен.

Победитель финала Гран-при 2000/2001 Евгений Плющенко.

Перед зимними Олимпийскими играми 2002 года на золото было два претендента: Алексей Ягудин и Евгений Плющенко. Фигуристы за последние три года на двоих выиграли все значимые турниры в фигурном катании. Но в действительности все понимали, фаворит один — ученик Алексея Мишина. На всех последних турнирах Плющенко обходил своего визави и делал это уверенно.

У Алексея же прокаты раз за разом рассыпались. Не было практически ни одного старта, где фигурист бы не упал. Травмы все чаще одолевали подопечного Татьяны Тарасовой. Да и с тренером все было не так гладко — незадолго до игр, на тренировке, Татьяна Анатольевна дала пощечину Алексею, за то, что тот не выполнял ее указаний.

И вот стартовала Олимпиада. Ягудин вышел на лед одним из первых. Напротив того места, где фигурист должен был выполнить свой первый прыжковый элемент — каскад с четверным прыжком, стоял его бывший тренер.

«Я наткнулся на колючий взгляд Мишина. Он стоял у бортика, точно зная, что я вижу его, и не сводил с меня глаз. Мне была хорошо знакома эта тактическая уловка, целью которой было вывести меня из душевного равновесия.» — написал Ягудин в своей биографии.

И прокат получился на загляденье. А выполнив последний прыжок в короткой программе фигурист проехал мимо своего бывшего тренера и улыбнулся ему.

Настала очередь Плющенко. И лидер мирового фигурного катания последних двух лет упал во время исполнения четверного тулупа.

Падение Евгения Плющенко в короткой программе на Олимпиаде 2002.

Алексей, наблюдавший за выступлением Евгения за кулисами по телевизору, отреагировал вполне однозначно:

«Я затаил дыхание. Когда он упал, я подпрыгнул и закричал: «Да! Да! Да!» Вряд ли эта выходка красит меня. Я не мог, да и не хотел скрывать свою радость от того, что приблизился к золоту Олимпиады. В тот момент я понял, что стану чемпионом.» — написал Ягудин в своей биографии.

Плющенко же свою неудачу объяснил тем, что во время захода на свой любимый четверной тулуп он встретился глазами с психологом Ягудина, с которым тот стал сотрудничать перед Олимпиадой. И во время самого прыжка, ему как будто кто-то сказал раскрываться раньше времени.

Произвольная программа должна была пройти через день. Алексей закрывал выступления мужчин. И когда фигурист в ожидании своей очереди встретился взглядом с Евгением, который уже выходил на лед, он подумал:

«Как ты будешь кататься, Женя, не имеет ровным счетом никакого значения, потому что победителем буду я» — написал Ягудин в своей биографии.

Евгению Плющенко и Алексей Ягудин. Церемония награждения. Зимние Олимпийские игры 2002.

И Ягудин победил. Он поцеловал лед после проката, а подъехав к бортику упал на колени перед Тарасовой. А когда увидел оценки в зоне kiss and cry не удержался и зарыдал. Это было не просто олимпийское золото. Это была победа над обстоятельствами и неудачами последних лет, победа над бывшим тренером, который, со слов Ягудина, никогда не верил в него, и, наконец, победа над главным соперником всей его жизни.

Ну а Евгений, значительно позже, вспоминая то поражение, скажет:

«Я стоял на второй ступеньке пьедестала почета и чувствовал себя лузером»

После Олимпиады Алексей выиграл чемпионат мира, однако Евгения на нем не было. А затем старая травма усугубилась и Ягудин больше не выступал на любительских соревнованиях.

Казалось бы, Ягудин закончил с любительским спортом, а значит и точек соприкосновения у фигуристов не осталось… Как бы не так. Похоже желание быть лучше чем оппонент переросло в привычку.

Брайан Жубер выиграл чемпионат Европы 2004 года, обойдя Евгения Плющенко.

Плющенко, без Ягудина, стал выигрывать турнир за турниром. За следующие несколько сезонов Евгений проиграл лишь дважды. На чемпионате Европы 2004 года его обошел Брайан Жубер, которому ставил программы никто иной, как Ягудин. Француза даже называли клоном Ягудина. Алексей не скрывал радости от поражений Плющенко:

«Конечно, мне было чертовски приятно, когда Жубер обыграл Плющенко. Мне немного надоело, что Женя везде был первым. Я был также рад, когда канадец Сандю выиграл финал Гран-при. В душе я по-прежнему оставался конкурентом Жени, хотел его победить. Хотя, по большому счету, мне уже было все равно, поскольку наше очное затяжное противостояние выиграл я.» — написал Ягудин в своей биографии.

Затем Евгений выиграл золото Олимпийских игр в Турине. И ушел после нее. Что бы потом еще два раза возвращаться под главные старты четырехлетия.

Соперничество фигуристов продолжилось даже в ледовых шоу, хоть и заочно. Евгений делал свои, а Алексей был главной звездой в постановках Ильи Авербуха.

Алексей Ягудин и Оксана Пушкина на шоу «Звезды на льду»

И даже в шоу «Звезды на льду», где в 2006 году Алексей был участником, а Евгений ведущим, Плющенко заявлял о предвзятости главного судьи — Татьяны Тарасовой к своему бывшему ученику. И раскритиковал решение организаторов шоу в одном из выпусков поставить ведущими Ягудина и Пушкину.

Очередное участие Плющенко на Олимпиаде, на этот раз 2014 года, куда Евгений поехал благодаря решению федерации в обход чемпиона России — Ковтуна всех сильней критиковал именно Ягудин, обвинив олимпийского чемпиона в желании выигрывать благодаря другим.

В последнее время соперничество великих чемпионов поугасло. Алексей, являясь комментатором фигурного катания на Первом канале, не дает ни малейшего повода для обвинений в предвзятости к ученикам «Ангелов Плющенко». А Евгений, начав тренерскую карьеру нашел новых соперников в лице Этери Тутберидзе и учениц «Хрустального».

Алексей и Евгений несколько раз заявляли, что не являются врагами, но и возможность дружбы отметали. Да, фигуристов сейчас мало что связывает, но лично я не сомневаюсь, появись малейшая искра между ними, и давно потухший огонь их соперничества разгорится с новой силой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.