Опубликовано Оставить комментарий

«Типичный писатель с записной книжкой, заносящий туда чужие анекдоты». Дмитрий Быков о Сергее Довлатове.

Уж не помню, кто сказал, что в наше время, чтобы назвать Сергея Довлатова посредственным писателем, нужно не только хорошо разбираться в литературе, но и быть достаточно смелым человеком. Чем культовее фигура — тем агрессивнее поклонники, а Довлатов, без сомнения, писатель культовый.

Лично мне проза Сергея Донатовича никогда особо не нравилась, но я, как скромный обыватель, молчал в тряпочку. Тем приятнее было узнать, что мысли мои относительно творчества Довлатова разделяет столь крупная в литературе фигура, как Дмитрий Львович Быков.

Сергей Довлатов и Дмитрий Быков.

К 80-летнему юбилею Довлатова (родился 3 сентября 1941 года), Быков перепостил у себя в Фейсбуке статью, опубликованную в 2015 году в журнале «Русский пионер». Тогда статья прошла незамеченной, но в юбилейный год вызвала целую бурю в Интернете. Давайте почитаем, что пишет Дмитрий Львович о Сергее Донатовиче.

Собственно, Быков как в воду глядел. Поклонники Довлатова мгновенно атаковали его страничку в ФБ, устроив там форменный шабаш. Сакраментальные фразы «Это зависть!» и «А ты кто такой?» были в каждом втором комментарии. Но продолжим чтение.

Упомянутый Быковым Малашкин — стопроцентный графоман, известный по повести «Луна с правой стороны», которая на примере группы комсомольцев отразила «явления морального разложения, свойственные тому времени, отчуждение руководящего партийного слоя от народа и идеалов революции». Повесть читали запоем, что вызывало недоумение у критиков. И где-то в тени Малашкина находились Бабель, Зощенко.

Байка — не высший жанр прозы. Наконец-то это сказано с высокой литературной трибуны — а Быков, полагаю, вещает с высокой литературной трибуны

В последнее время стало модно называть большим писателем еще одного интерпретатора кухонных баек и анекдотов — Михаила Михайловича Жванецкого. Так анекдот становится подлинной литературой в глазах обывателя, пошлость выходит на сцену, а у читателя портится вкус.

Проза Довлатова легкая, непритязательная, местами — смешная. Согласен с Быковым: в ней нет ни подлинных трагедий, ни захватывающих радостей, ни интеллектуальных озарений. Перечитайте какой-нибудь рассказ Зощенко. Ну, например, «Аристократка». Вы будете смеяться, как безумный, но затем внутри у вас что-то щелкнет: «Э, да ведь это совсем не смешно! Это — подлинная трагедия». С прозой Довлатова такого и близко не происходит.

В комментариях к посту Быкова многие написали что-то вроде: «Когда мне плохо, я перечитываю Довлатова». С одной стороны, это очень хорошо. С другой, с учетом самой задачи большой литературы и того, на какие именно темы писал Сергей Донатович (лагеря, эмиграция, алкоголизм, деградация) — это ужасно. Фактически, Довлатов своими байками обесценивал подлинную жизнь, подлинное страдание и, в конечном итоге, подлинную литературу.

Собственно, об этом и написал Быков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.