Опубликовано Оставить комментарий

Вопрос: почему у протестантов нет монахов?

Эту тему подкинула уважаемый Читатель «Надежда М», благодарю. Вполне можно было утолить любопытство в комментариях кратко, поскольку вопрос — не вопрос вообще. Но постараюсь копнуть максимально глубоко, сразу дав спойлер: негативное отношение к институту монашества протестанты полностью скопировали у иудеев, разбавив древнегреческой философией элеатов.

Итак, что касается протестантизма. Одним из его основополагающих тезисов является: Библия и Евангелие — это единственный источник откровения о боге и руководство к жизни доброго христианина. Никакого церковного Предания и сопутствующей факультативной литературы на веру не принимается. Только одна Книга имеет значение, остальное — игры разума разной степени пристойности, на усмотрение каждого.

В отличие от католиков и православных, протестанты считают: спастись можно исключительно верой в Христа. Никаких молитвенных стучаний лбом с риторикой «заслужу прощение» или «вершу добрые дела во имя спасения» — на конечный приговор Страшного Суда не влияют. Хотя понятие добродетели не отрицается. Только она не вызывает «милость Бога», Творец начётничеством не занимается.

Протестанты отрицают священноначалие, поскольку Иисус — первый и единственный посредник между Богом и людьми. Никаких Пап и Патриархов. Поклоняться следует только Богу, а не бесчисленным персонажам Небесной канцелярии, тем более — десяткам тысяч каких-то там «святых». В протестантизме нет чина канонизации, «святость» — не удел избранных, а всех уверовавших в Христа.

В самом старом протестантизме сохранились рецидивы «канонизаций», англиканство и лютеранство вполне спокойно отмечают дни памяти общехристианских подвижников древности, как и лидеров Реформации. На неофициальном уровне существуют свои праведники («герои веры»). Только им не молятся, не поклоняются могилам или косточкам с тряпочками. Почему?

Потому что, Ветхий Завет такое «идолопоклонство» категорически запрещает, а Евангелие знает только одну молитву, которую лично Иисус заповедал своим ученикам, — «Отче наш». Она обращена исключительно к Богу, никому другому. Но пришли такие идеи в эпоху Реформации в мир протестантов… из еврейской Торы, её устной части.

(Иллюстрация из открытых источников)

Институт монашества

был осуждён очень давно в среде иудеев, как противоречащий слову и духу заветов Бога. Даже небольшая богословская войнушка полыхала несколько веков против «монашествующих ессеев», которые и породили такие практики христианства. Явление ухода от мира названо «страшной опасностью» для любого человека, сотворённого в Эдемском саду.

Например, принимается некое решение в порыве религиозного идеализма и порыва… о целибате. Ну хочет верующий стать девственников «во славу божию». Публично оповещает всех о таком мужественном поступке… а через некоторое время его настрой меняется, опять на женщин потянуло, семьи захотелось.

Что это значит? Правильно… обманул себя самого, общество и даже Господа пустопорожней болтовней. С другой стороны, объявив обет безбрачия, будущий стоик подвергается риску взрыва естественных потребностей организма. Сила желания возрастает стократно, публично отказаться от своего решения — стыдно.

Что начинается? Правильно, всяческие извращения, душевные расстройства, психические заболевания. Это подметили давно архаичные люди, относились к любым длительным воздержаниям крайне щепетильно.

Иудеи довели систему до практического идеала. С огромной осторожностью практикуют любые ограничения, так или иначе вызывающие естественные протесты плоти. Если еврей готов объявить себя «назиром» (назореем) и принять обет об отказе от вина, то знает: священные тексты разрешают это сделать только на один месяц.

Если прошёл испытание успешно, не нарушил данного слова — ещё на один попробуй. Только потом принимай этот обет на более длительный срок, но не впади во грех. Рассчитай силы согласно собственному духовному уровню.

Вторая причина неприятия «института монашества» состоит в том, что идея полностью противоречит духу Ветхого Завета. Нарушает прямое указание Бога: заповедь «плодитесь и размножайтесь».

(Иллюстрация из открытых источников)

Проблема воздержания

и стоицизма, отказ от животных вожделений — давняя. Постоянно возникала на фоне религиозного экстаза, возвышенных благородных порывов верующих. Разные культуры справлялись по-разному с этой вечной борьбой «тела и души». Приверженцы Будды возвели стоицизм в высшую добродетель монахов, полностью отвернулись от телесных потребностей. Эллины пошли другим путём, предпочтя культ тела, не замечая слабенький писк совести и вопли «души».

Промахнулись те и другие, не найдя «золотой середины». Поскольку не заложили детального теистического объяснения замысла творца на счёт «души и тела», их пропорциональности. Лишь евреи эту Инструкцию придумали, включив в «синайское откровение», окончательно оформив идею Ветхого завета и Торы, где главный смысл: не вознести человека на Небеса, а опустить их на землю.

Знатоки письменной и изустной Торы, идеологи протестантизма типа Андреаса Осиандера, Филиппа Меланхтона и особенно Баруха Спинозы стали нащупывать ту самую тонкую богословскую грань, ища баланс между телесными потребностями человека и его душой.

Отдали предпочтение правильному исполнению простых обыденных действий, которые способны без запредельных усилий воли привести верующего к истинному счастью и душевному спокойствию. За основу взяли, опять же, одну из мудростей «Мишны» (древнееврейского религиозно-юридического сборника законов):

«Сказал Всевышний: создал Я дурное начало, создал и Тору в приправу к нему».

То есть, Ветхий Завет (письменная часть Торы) был истолкован протестантами почти так, как его понимали иудеи: целью веры является не слом и подавление желаний тела, а наоборот — направление их в русло святости. Через постепенное самовоспитание и дисциплину, даже используя «животные» порывы и инстинкты. Та самая «приправа», дающая новый богатый вкус блюду под названием «праведная жизнь».

(Иллюстрация из открытых источников)

Как это работает? Например, еврею захотелось поесть. Вроде всё просто: что поймал или нашёл — отправляй в рот. Ан нет, сначала надо проверить пищу на кошерность. То есть, на пригодность пищи в материальном и духовном плане. Процесс необходимо сопроводить ритуальными действиями: благословение перед едой (напомнить себе и окружающим, кто в мироздании хозяин и откуда эта пища). После трапезы — упражнение повторить и поблагодарить.

Понятное дело, немецким протестантам (оголтелым зачастую антисемитам) совсем не улыбалось вводить диетологические ограничения евреев и мусульман (попробуй отучи Германию лопать свиные сосиски, ага). Но они поняли главный принцип действия Ветхого Завета — прямой благодарственный разговор с Богом в каждом своём действии. Бытовом или профессиональном, без разницы.

Вот почему богатый человек в протестантизме стал «особо угодным Богу». Нашёл способ правильного диалога, подобрал правильные слова, часто мыслями обращается наверх, соблюдает заповеди… вот и удача на его стороне, прижизненное одобрение свыше. Простая и понятная схема, без всяких посредников.

На первый взгляд подобная жизнь покажется отталкивающей и трудной, «совсем продыхнуть не дают!». Как утверждают иудеи и протестанты — неправда, такой образ мысли и поступков должен поднимать человека, делать его более духовным. Ежедневной тренировкой, даже в удовлетворении естественных потребностей.

Так налаживается постоянная, неразрывная молитвенная связь с Господом, способная раскрасить серые будни незатейливой интеллектуальной игрой. Без ужасов адского пламени за съеденное яичко в постный день и прочей нелепицы средневекового христианства.

(Иллюстрация из открытых источников)

Вот и ответ.

Почему нет института монашества в иудаизме и протестантизме. Бессмысленно себя ограничивать во всём, что не касается исполнения заповедей. Нет понятия «безгрешности», всяких «житий святых людей» и прочего перечня ограничений, гарантирующих спасение. Тем более, что связано с жёсткими регламентами Церкви в организации религиозности головного мозга.

К тому же, «монашество» в Библии в чистом виде не упоминается. Можно лишь бесконечно толковать некоторые пассажи апостола Павла, так или иначе подходящие под это явление (девство и целомудрие).

Ветхий Завет постоянно напоминает: истинное спасение находится в семье, послушной воле её главы, благочестивой, исполняющей Божьи заветы. Второй этап праведности — община, живущая дружно, отдающая десятину нуждающимся (Богу). Никакого «спасения во Христе» через телесные экзекуции над собой — не найдено в текстах. Наоборот, необходимо вступать в брак, рожать детей, много трудиться и заботиться о ближних. Молитвенным служением в изолированном пространстве такого не достичь.

Подражание ангельским существам своим аскетическим образом жизни — это смешно и богохульно, так рассудили протестанты и иудеи. Как добровольное устранение себя из социума. Вот почему эти товарищи… этакие живчики, нацеленные на социальную жизнь. На контрасте с проводящими в бесконечных ритуалах и молитвах — монахов католицизма и особенно православия.

Оценочных суждений не будет сегодня, тема для атеиста и материалиста вряд ли интересная. Пусть каждый верующий собственных тараканов гоняет в голове. Но сложность «жития» среднестатистических протестанта и иудея — несомненно выше, это факт.

Потому что, более высокий порог самодисциплины: постоянно молиться в уме, всё время внимать себе, оставаться один на один со своими страстями и желаниями… При этом не нарушать заповедей и угождать Богу — хм, очень сложно, большой интеллектуальный труд. Католикам и православным проще: бросил монетку нищенке — пополнил копилку «добрых дел», на том свете зачтётся…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *