Опубликовано Оставить комментарий

«Все закончится революцией». Отстраненные. Как живут люди, оставшиеся без работы из-за отказа ставить прививку от ковида

В материале упоминается COVID-19. Доверяйте проверенной информации из экспертных источников — изучите ответы на вопросы о коронавирусе и вакцинации от врачей, учёных и научных корреспондентов.

В России десятки тысяч людей оказались отстранены от работы из-за отсутствия прививки от коронавируса. Например, в Екатеринбурге по официальным данным под запрет попали около 1 тыс. только одних учителей. Сейчас обязательная вакцинация распространяется на десятки профессий: от гардеробщиков в музеях до таксистов. Znak.com поговорил с лишившимися заработка преподавателями, поваром, работником завода, чиновницей о том, как их обязывали ставить прививку и почему они считают, что это то же самое, что принуждение голосовать на выборах за нужного кандидата. Многие называют вакцинацию последней каплей перед народным бунтом.

Повар: «Если дальше так будет продолжаться, все закончится революцией»

Елену, повара детского сада в Кировграде, отстранили от работы больше месяца назад. Новое место за это время она не нашла.

Фото: Znak.com

«Мои коллеги по месту работы под угрозами вакцинировались, а я не могу себе позволить по состоянию здоровья. Я гипертоник, у меня внутричерепное давление, бывают приступы — невралгия. А здесь вдобавок еще моральное и психологическое давление. В противопоказаниях есть это заболевание, а мне говорят, что с ним можно вакцинироваться. В детсаде утверждают, что „не принуждают, а проводят разъяснительную беседу“. А если со мной что-то случится? Я знаю свой диагноз, и кровоизлияние в мозг не хочу ускорять».

«Власти ограничивают не столько меня, сколько наших детей. Я считаю, что они по всем законодательствам достойны лучшего: имеют право на образование, на хорошее отношение.

Если меня не станет, то мои дети никому не нужны будут. На мое финансовое положение сильно сказалось отстранение. Приходится много в чем себе отказывать. По крайней мере, детей я кормлю, одеваю, но с введением QR-кодов и с этим возникают сложности.

Нужно водить детей на дополнительные занятия, отказаться от этого не могу, это важно для их развития. Муж помогает, но в педагогическом плане основная нагрузка — на мне. Денег не много остается: на квартиру за ЖКХ выходит 9-10 тыс. рублей, в Екатеринбург на лечение детей тоже надо возить. Проблем хватало и с зарплатой, а сейчас они еще увеличились», — рассказывает Елена.

Повар утверждает, что в Кировграде врачам запретили выдавать гражданам медотводы от вакцинации под страхом увольнения. Это решение, по словам местной жительницы, лишь усугубило ее недоверие к происходящему.

«Во всем виновата политика. Все без нас решено. Я очень негативно отношусь к действиям властей, к QR-кодам. Они сейчас ограничивают и унижают, ни во что не ставят людей. Но надо все равно добиваться, надо бороться за права. Если дальше так все будет продолжаться, я более чем уверена, что все закончится революцией. Люди уже на грани», — говорит женщина.

Елена не знает, что ей делать дальше, но рассчитывает на юриста — с его помощью она и другие отстраненные пытаются оспорить решение работодателей.

Пианистка: «Как работать на государство, если в любой момент ты можешь быть выброшенным за борт?»

Пианистка и преподаватель музыки из Екатеринбурга Ирина Рохвадзе практически месяц отстранена от основного места работы. Сейчас она подрабатывает репетиторством и осваивает новую специальность, чтобы выкрутиться из положения.

Фото: Znak.com

«Я думала, что какие-то человеческие права учитываются в нашей стране, пыталась делать медотводы, потому что у меня есть основания не ставить прививку из-за болезни. Но даже с медотводом необходим ПЦР-тест. Я спрашивала, могу ли я просто отказаться от прививки без оснований, но мне ответили — нет.

Все произошло внезапно, поэтому у меня не было планов: пришлось резко переключаться и все менять в жизни. Я сейчас смотрю, чем еще можно заниматься. Не понятно только, как тогда работать на государство, если в любой момент ты можешь оказаться выброшенным за борт», — говорит Ирина.

По словам Рохвадзе, она не доверяет вакцине, потому что, по ее мнению, нет четких результатов исследования препаратов.

«Сейчас, как я поняла, исследования на нас проходят. Если у кого-то есть желание, то это их выбор. Я не так давно переболела — у меня есть антитела. Но я не могу доказать, что переболела, потому что не обращалась к врачу. Я считаю, что если все это не урегулировано на общегосударственном уровне, то не стоило внедрять такие жесткие ограничения и правила для людей. Могли бы для начала разобраться в ситуациях, исключениях. Еще и не хотят брать ответственность, перекладывают ее друг на друга», — комментирует девушка.

По ее мнению, юридически оспорить действия властей проблематично, а права и свободы, в которых россияне сейчас ограниченны, могут не вернуться после пандемии.

«Конечно, это больше похоже на способ контролировать людей. Манипуляции пока не совсем понятные. И закончится ли вообще эта пандемия? Может быть, закончится одна, начнется другая. Пока люди [во власти] не выполнят тот план, который они себе замыслили, ничего не изменится. Все ведет к ухудшению ситуации», — считает пианистка.

Работник завода: «Даже с этими поправками все положили большой и толстый на Конституцию»

На Кировградском заводе твердых сплавов, по словам рабочего Александра, как минимум 12 человек находятся на грани отстранения от работы. Он — один из них.

Фото: Znak.com

«На коллег, которые не ставят прививку, идет давление работодателя. Дали две недели. Все туманно, и людей просто запугивают. Может, на месяц, а может, на полгода отстранят… Аргумент: „Пока не спадет заболеваемость по ковиду, никто никуда не выйдет“.

Моя смена практически вся не хочет прививаться. Я еще раньше успел сделать медотвод по заболеванию. Но сейчас лечащий врач сказал, что им запретили выдавать медотвод. У моего коллеги его нет. Он указывает работодателю на свои конституционные права. Они все отвечают постановлением губернатора. Больше ни к чему не апеллируют. Начинаешь с ними разговаривать, они не могут объяснить.

Даже с этими поправками в Конституции все положили на нее большой и толстый, извините за мой слог. Но это вопрос доступности медицины», — говорит Александр.

Мужчина больше 20 лет страдает хроническим заболеванием и все эти годы принимает препараты, влияющие на его иммунитет. Медотвод также есть и у его жены. Если и ее отстранят от работы, то семья с детьми останется без средств.

«Начальник цеха мне намекнул, что после 1 февраля 2022 года прививка будет обязательна для всех. Он предположил, что даже с медотводом они меня будут отстранять. Я на губернатора области подавал в суд, писал генпрокурору. На это был дан ответ, что губернатор может издать постановление о введении QR-кодов и обязательной вакцинации. Все ссылаются на документ, что у нас в стране чрезвычайная ситуация. Хотя официально ЧС не вводилась», — указал мужчина.

«Если честно, я к российской вакцине, которая создана при данном президенте, негативно отношусь из-за того, что произошло в сфере медицины. Я родился и вырос в СССР. Как относились врачи к нам и то, какие меры они принимали во время подъема заболеваемости, в сравнении с нынешним временем не идут. Все было бесплатно, и никаких вспышек эпидемии не было. Сейчас, чтобы получить лечение у врача, все упирается в деньги. Если денег нет, то нет и лечения», — утверждает Александр.

Он считает, что отказ людей прививаться от коронавируса российской вакциной — это последствия политики последних семи лет.

«В последние годы все стремительно пошло под откос. Как человек выбирает себе министров, не сведущих в области? У нас министр строительства является юристом, глава „Роскосмоса“ — журналист. Еще были выборы, когда показывали вбросы. Люди голосуют против, а их голоса переходят в „за“.

Последние выборы — шоу о неуважении власти к людям, последняя капля доверия к правящей партии и президенту.

Когда были выборы президента в 2018 году, я общался с начальством и объяснил, что я сам решаю, за кого и как голосовать. Хотя на нашем предприятии начальники цехов требовали от людей отзвониться и сказать, за кого проголосовали. С переписью то же самое.

„Единая Россия“ попутала все берега. Скорее всего они сами не уйдут никогда, и, возможно, придется стучать прикладом. Большинство людей устали. У меня есть друзья, которые привились, потому что они единственные кормильцы в семье. Но они поддерживают мою точку зрения. Это люди старой закалки. А есть те, кто как растения, — куда ветер подует», — говорит Александр.

Экономист в мэрии: «Рабство отменено, но не забывай, что ты бюджетник»

Екатерина Ефимова работает ведущим экономистом в Центре сопровождения учреждений, подведомственных управлению образования администрации Режа. Ее отстранили от работы 16 ноября. Три недели отсидев дома, она начала бороться за свои права, писала губернатору и в прокуратуру, грозила судом работодателю и добилась, чтобы ей разрешили работать с 6 декабря хотя бы с постоянным ПЦР-тестированием.

Фото: Znak.com

«7 декабря я ушла на больничный, потому что дети заболели. Что будет после — не знаю. У меня медотвод до 1 мая 2022 года по грудному кормлению. После него сделаю прививку. За простой мне не заплатили зарплату. Работодатель ждет, что скажут в госинспекции труда. Есть шанс, что возместят, но без денег пришлось во многом себя ограничить. У меня двое детей, не могу купить им то, что они хотят. А сейчас дочки обе болеют, и надо тратиться на лекарства. Того, что выплатили, не хватает. Мне помогает муж, но у меня же и свои траты есть. Получается, на шее у мужа сидеть, что ли?» — задается вопросом Екатерина.

Ефимова опасается, что когда выйдет с больничного, ей придется самостоятельно оплачивать ПЦР-тесты каждые 48 часов. При условии, что тест в Реже стоит 1800 рублей, в месяц ей это обойдется в 22 тыс. рублей.

Женщина выяснила, что в соответствии с 212-й статьей Трудового кодекса, 264-й статьей Налогового кодекса и федеральным законом № 52 ПЦР-тестирование считается медкомиссией, которая, по закону, всегда оплачивается работодателем. Она написала обращение губернатору, чтобы он объяснил, кто должен платить за тестирование.

«Мне кушать, одеваться, платить за ЖКХ, ездить на машине не надо, видимо. На дистант меня тоже не захотели переводить. В приказе губернатора говорится, что непривитых надо перевести на дистант. Работодатель не захотела этого делать, хотя дистант у нас практикуется. То мы указ губернатора выполняем в одном ключе, то не выполняем», — говорит девушка.

На работе, где находится 68 человек, только у Екатерины нет прививки. Остальные поставили ее под страхом отстранения от работы. Часть ее обязанностей переложили на коллег, что, по мнению девушки, ухудшило их условия труда.

«Я считаю, что не нужно принуждать людей. А у нас как? „Рабство отменено, но не забывай, что ты бюджетник“. Президент праздничные дни объявлял, но мы работали. Для кого эти были праздники? Не было сокращенного дня. Президент сказал, губернатор сказал… Если вы требуете от работников, то и вы выполняйте обязательства», — потребовала Екатерина.

Преподаватель вуза: «Мне запрещают доработать этот курс дистанционно»

Евгения (имя изменено по просьбе девушки) — кандидат экономических наук и доцент. Ее основное место работы в Уральском федеральном университете (УрФУ), но с отстранением преподаватель столкнулась только в Уральском государственном экономическом университете (УрГЭУ), где подрабатывает три года по совместительству.

Фото: Яромир Романов / Znak.com

«Проблема в том, что у нас нагрузка неравномерная. Например, на полставки — 450 часов. И их можно выработать хоть во время первого семестра, хоть во время второго. У меня за сентябрь — октябрь было отработано 210 часов, это много. Получила итоговый оклад — 11925 рублей. Вот что обидно», — говорит девушка.

По ее словам, в УрГЭУ не было «нерабочих дней», первую неделю ноября преподаватели работали дистанционно. 9 ноября Евгению отстранили от работы.

«Приказ я подписывать не стала, потому что не согласна с ним. 21 ноября мне дали аванс за первую неделю — 1600 рублей. Доработать курс дистанционно мне запрещают. Одну неделю меня один преподаватель заменял, потом другой.

Дети со своей стороны написали письмо, чтобы их перевели на дистант и дали мне с ними доработать. Им отказали. Аргумент был, что расписание переделывать неудобно.

Я посмотрела расписание, оно было полупустым. Можно было эти пары спокойно перевести на дистанционное, как мы раньше работали. Даже руководство дипломными работами дистанционно не разрешают», — говорит преподаватель.

Евгения не считает себя ярым противником вакцинации, но призналась, что не успела привиться из-за большой нагрузки на работе и очередей в мобильных пунктах вакцинации. Девушка хотела привиться «Спутником Лайт», который после введения системы QR-кодов быстро закончился.

«Я с юристами разговаривала. Мне они советовали подождать, вдруг губернатор вернется и все разрешится. С отделом кадров разговаривала, предлагала себя уволить. Мне тоже ответили, что пока не надо. 9 декабря прошел месяц, а навстречу мне так никто и не пошел. Более того, мою нагрузку второго семестра перераспределили. Если я поставлю прививку, не факт, что буду получить зарплату в полном объеме. Вернутся ли мои часы назад — я не знаю», — говорит преподаватель.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.